«Люди всегда ненавидят парня, который берет деньги за услуги»

15:58, 31.05.2017
Поделиться:
858   0
«Люди всегда ненавидят парня, который берет деньги за услуги»
«Люди всегда ненавидят парня, который берет деньги за услуги»

Миллиардер, американский телевизионный магнат Джон Мэлоун постоянно нацелен на расширение бизнеса и теперь ищет синергию от взаимодействия кабельных провайдеров, операторов беспроводной связи и поставщиков контента

Статуя орла с распростертыми, словно в полете, крыльями встречает гостей штаб-квартиры Liberty Media на окраине бизнес-парка в пригороде Денвера в Энглвуде. Орел смотрит на запад, в направлении Скалистых гор. В том же направлении двигался и молодой Джон Мэлоун на пути к тому, чтобы стать одной из самых влиятельных фигур медиарынка.

Окончив Йельский университет в родном штате Коннектикут и Университет Джона Хопкинса в Мэриленде, Мэлоун некоторое время работал в McKinsey. Затем обосновался в Колорадо, где заслужил прозвище «кабельный ковбой» за рискованные шаги при консолидации кабельного телевидения страны. Обладая докторской степенью в области исследований операций (научная организация управления с помощью математических, статистических и др. методов. – «Ведомости»), он превратил переживавшую не самые легкие времена кабельную группу TCI в крупнейшую в Америке, скупив более мелких операторов и миноритарные пакеты в кабельных каналах, а затем в 1999 г. продал все это AT&T за $48 млрд. С тех пор с помощью хитрых сделок и инвестиций, выбирая максимально эффективные с точки зрения налогообложения решения, он упрочил свои позиции на медиарынке, поспорить на котором за влияние с ним могут только Руперт Мердок и владелец Viacom Самнер Редстоун.

Сейчас Мэлоуну 76, он контролирует массу компаний и инвестиций по всему миру. Решения в двух его основных компаниях – Liberty Media и Liberty Global – принимают гендиректора Грег Маффей и Майк Фрайс. Но человек, которого Альберт Гор как-то назвал Дартом Вейдером, имеет право окончательного голоса.

Американская кабельная индустрия, которую помогал строить Мэлоун, испытывает давление: многим потребителям надоели дорогие пакеты телеканалов и они «перерезают провода». Аналитик Моффетт Натансон полагает, что платное телевидение в США падает сейчас сильнее, чем когда-либо: в I квартале подписку аннулировали 762 000 клиентов, это в 5 раз больше, чем за аналогичный период прошлого года.

Но Мэлоуна, по его словам, это не беспокоит: в конце концов, в наши дни кабель – это больше, чем средство доставки телесигнала в дома. Сегодня он еще дает доступ к интернету и стриминговым сервисам, от Netflix до Amazon: «Это и услуги подключения к сети, и продажи видео». Подключение к интернету – «конкурентное преимущество, которым располагает [кабельная] отрасль».

Мэлоун признает, что потребители испытывают враждебность к кабельным операторам (в некоторых частях США кабельные компании почти или совсем не испытывают конкуренции), но считает ее неоправданной.

«Люди всегда ненавидят парня, который берет деньги за услуги. Но злодействуют-то обычно компании – производители телепрограмм <...> а мы, по сути, просто распространяем их контент по растущим тарифам. Но обвинения сыплются именно на распространителя, хотя цены лезут вверх из-за стоимости контента, особенно спортивного».

Беспроводные операторы бурно растут, укрупняются через слияния и поглощения, а дистрибуция контента все успешнее идет через интернет. Покупка AT&T за $85 млрд Time Warner объединит крупнейшего по капитализации игрока телекоммуникационного рынка с владельцем HBO, CNN и Warner Brothers. Лоуэлл Макадам, гендиректор Verizon, ближайшего конкурента AT&T, недавно поверг в трепет Уолл-стрит, заявив, что готов к слиянию с Walt Disney, CBS или Comcast, крупнейшим кабельным оператором.

«Verizon признает, что их обходят и они не могут быть пони, способным всего на один трюк (one-trick pony – однобокий, ограниченный одним свойством. – «Ведомости»), в мире, где у каждого есть пони, обученные двум, трем или четырем фокусам, – рассуждает Мэлоун. – Я не вижу другого способа истолковать это [заявление]. Очевидным и самым простым шагом для них было бы заполучить Чарли Эргена». Речь об основателе Dish Network, крупного спутникового оператора, чей портфель беспроводных каналов в США может представлять интерес для Verizon. «Если он решит, что хочет совершить [сделку], он может пойти на это, – продолжает Мэлоун. – Есть только один парень, с которым можно вести переговоры».

Liberty Media Corporation

Медиахолдинг

Крупнейшие акционеры (данныe компании на 17 марта 2017 г., голосующая доля): Джон Мэлоун (47,6%),Vanguard Group (3,8%), Berkshire Hathaway Уоррена Баффета (3,7%), Blackrock (3,1%). Капитализация – $21,9 млрд. Финансовые показатели (2016 г.): выручка – $5,3 млрд, чистая прибыль – $924 млн.

Компания владеет 34% Live Nation Entertainment, занимающейся организацией концертов и развлекательных мероприятий по всему миру (отвечала за российские гастроли Мадонны, Шакиры, Леди Гага, U2), 68% оператора спутниковых радиосетей Sirius XM Holdings, профессиональным бейсбольным клубом Atlanta Braves, автогонками Formula 1.

Verizon находится в таком же затруднительном положении, как Vodafone, европейская телекоммуникационная группа. Между Vodafone и Liberty Global давно идут переговоры – они то затухают, то начинаются снова, но Мэлоун готов к дальнейшему диалогу: стороны «просто не могут сойтись в цене, но остаются открытыми для обсуждения». «Дверь всегда распахнута, а номер телефона известен. Витторио [Колао, гендиректор Vodafone] – прекрасный человек, у них отличная компания, но порой бывает трудно разглядеть, где может быть синергия». Он шутит, что в определенных кругах недавнее слияние голландского бизнеса Liberty Global с дочерней компанией Vodafone в этой стране даже окрестили «ухаживанием».

Скорее всего, существуют другие варианты взаимодействия кабельных провайдеров, операторов беспроводной связи и поставщиков контента, обусловленные необходимостью масштабировать бизнес и соответствовать меняющемуся потребительскому поведению (например, отказу от проводных услуг). Медиаистеблишмент всегда считал, что прямые трансляции спортивных программ будут бастионом, который не падет под натиском беспроводных каналов. Но сокращение аудитории спортивной сети Walt Disney ESPN последние два года заставляет его нервничать. ESPN в прошлом месяце объявил, что сокращает 100 рабочих мест. Это еще больше усилило опасения, что традиционная политика по продаже пакетов телеканалов, многие десятилетия лежащая в основе бизнеса кабельной индустрии, вконец изжила себя.

Кое-кто на Уолл-стрит советует Disney отказаться от услуг кабельного посредника и предложить ESPN напрямую потребителям как отдельный сервис, похожий на Netflix. Но Мэлоун считает это ошибкой, учитывая, сколько кабельных и спутниковых компаний платят ESPN, чтобы включить его в свои пакеты. Если исключить из них ESPN (а большинство американцев получает доступ к телевидению, именно покупая пакеты кабельных каналов) – и продавать напрямую, то, по оценке Мэлоуна, «они смогут достичь 25–30%-ного проникновения [на рынке]». Чтобы добиться такой же выручки, какую сейчас ESPN получает от кабельных и спутниковых операторов, «им нужно будет поднять цену в 3 раза».

А как бы он сам поступил с ESPN, будь он гендиректором Disney Бобом Айгером? Мэлоун говорит, что Disney должен отделить свои «линейные» американские видеокомпании – ESPN и вещательную сеть ABC от более быстро растущего глобального бизнеса, таких как киностудия, тематические парки и продажи потребительских товаров. Отделенная ESPN-ABC «будет иметь огромный свободный денежный поток. Она, возможно, станет более привлекательной для частного акционерного капитала, чем для фондовых [рынков]. Она может быть высоко оценена теми, кто специализируется исключительно на рынке США».

Он добавляет: «Давайте подумаем, кто бы это мог быть. Как насчет Verizon? Вы думаете, что господство на рынке благодаря контролю над таким количеством спортивных трансляций может быть интересно Verizon? Будь я Лоуэллом Макадамом, я бы заинтересовался».

Собственные инвестиции Мэлоуна выходят за пределы бизнеса по доставке сигнала. Он также владеет производством контента благодаря принадлежащей лично ему доле в Discovery Communications, составляющей 3,4% акций и более 28% голосующих акций, а также около 7% в Lions Gate Entertainment и около 9% голосующих акций. Киностудия, где были сняты фильмы «Ла-ла ленд», «Голодные игры» и ряд телесериалов (например, «Безумцы»), в прошлом году купила Starz – группу премиальных кабельных каналов, в которую инвестировал Мэлоун. Но он продолжает твердить, что бизнес должен еще больше укрупниться: «Самая логичная комбинация – CBS».

CBS и ее партнера Viacom контролируют Самнер Редстоун и его дочь Шари. Семья думала о слиянии двух компаний, но отказалась от этих планов из-за разногласий в оценке бизнеса. CBS владеет Showtime, премиальным кабельным каналом, транслирующим такие сериалы, как «Родина» и «Миллиарды». Его гендиректор Лесли Мунвс, как известно, жаждет получить собственную киностудию. «Синергия [между CBS и Lionsgate] была бы очень значительной, – говорит Мэлоун

. – Объединение Starz с Showtime создало бы в США бизнес примерно такого же размера, как HBO. Если бы сделка когда-нибудь состоялась...» Тут он делает паузу. «Лесли, откровенно говоря, гоняется за дешевизной, – шутит он.

– Или, может быть, мне надо было сказать, скуп. Не знаю, как правильнее». Он напоминает, что Мунвс проявлял интерес к Starz до того, как ее купила Lions Gate: «Я провел с ним немало времени, может быть, он купил бы Starz, если бы над ним не висела возможная сделка с Viacom». Мэлоун также активен в инвестициях в европейских производителей контента. Международное подразделение его империи – Liberty Global владеет примерно 10% в британском телеканале ITV.

Это вложение породило бесконечные спекуляции на тему, не попытается ли Liberty скупить остальные акции, получить контроль над каналом, снимающим сериалы вроде «Убийства на пляже». «Хотел бы я, чтобы Liberty Global владела ITV? Конечно. Думаю ли я, что котировки ее акций экономически обоснованны? На нынешний момент – нет», – говорит он. Разговоры о поглощении ITV усилились после падения фунта стерлингов, последовавшего за референдумом о выходе из ЕС в прошлом июне. Американские компании – в частности Comcast – назывались среди потенциальных покупателей. Слухи возобновились с новой силой после того, как ITV в начале мая объявила, что Адам Крозье уходит с поста гендиректора. «ITV эффективно работает в течение нескольких лет, – говорит Мэлоун.

– Но сегодня они торгуются по адекватным ценам, и непонятно, что будет дальше. Как на них отразится рост стриминга?» Падение курса фунта после Brexit не изменило ситуации вокруг ITV для Liberty Global, которая прошла листинг на Лондонской бирже и не приносит никакой выручки в долларах. «Может быть, в какой-то момент, когда капитализация изменится, появится смысл слить вместе [ITV и Liberty Global]. Но сейчас я бы дал рекомендацию «держать», – замечает он. Мэлоун – редкость на медиарынке. Ведь однажды он перехитрил Руперта Мердока. Дело было в ночь выборов в США в 2004 г. News Corp прошла делистинг на Австралийской фондовой бирже, чтобы провести размещение на бирже Нью-Йорка. Мердок контролирует свою империю с помощью голосующих акций.

Но во время делистинга часть таких акций, которыми владели индексные фонды, неожиданно оказалась доступна для покупки. Команда Мэлоуна потихоньку начала скупать акции и через 24 часа получила в свое распоряжение 19% голосов в News Corp. Рассказывают, что Мердок впал в ярость. Два года Liberty Media владела бумагами, пока не обменяла их почти на 40% крупнейшего американского спутникового вещателя DirecTV, $500 млн и несколько региональных спортивных сетей. Мэлоун говорит, что сделка оказалась удачной для всех. Ему она дала «по-настоящему жесткий контроль над News Corp», никто отныне «не мог ему угрожать», и все это было сделано «эффективно с точки зрения налогообложения». «Это была хорошая сделка для Руперта, хорошая сделка для News Corp и хорошая сделка для Liberty Media», – заключает он. Однако они с Мердоком часто конкурируют. Последний раз – когда Liberty Media переиграла Sky в гонке за приобретение Formula 1.

«Мы постоянно сталкиваемся, – говорит Мэлоун. – Я в высшей степени уважаю Руперта». Оба магната соперничают и в политике: восхищаются президентом Дональдом Трампом и входят в совет директоров Института Катона, либертарианского аналитического центра. «Руперт – он такой же, как я, – говорит Мэлоун. – Он либертарианец; правда, считает, что у нас должна быть сильная армия». Ожидает ли он, что Мердоку удастся получить полный контроль над Sky? Подконтрольная Мердоку 21st Century Fox сделала оферту на 11,7 млрд фунтов на покупку оставшегося пакета европейской компании платного телевидения. Но ситуацию запутывает расследование Управления по коммуникациям Великобритании (Ofcom): скрывал ли Fox News Channel от акционеров выплаты для урегулирования обвинений в харассменте. А разгорающийся скандал вокруг харассмента на телеканале грозит затянуть решение регулятора. «Думаю, сделка будет. Почему бы нет? Не вижу причин», – говорит Мэлоун. По его словам, гораздо более серьезная проблема, разделяют ли политику отца сыновья Мердока Джеймс и Лаклан, которые вместе с ним управляют 21st Century Fox и в итоге должны ее унаследовать. «Как [они] будут руководить [Fox News]?

Такие же у Джеймса взгляды, как у его отца?» Мэлоун уверен, что «Америке нужен Fox News или что-то в этом роде, потому что иначе все станут придерживаться левацких взглядов». Он вспоминает, как участвовал в становлении Fox News: «Я был соучредителем этой чертовой штуки». TCI получила 20%-ную долю при запуске канала в 1996 г. в обмен на его передачу по своим сетям. «Руперт позвонил мне и спросил, как, по-моему, есть ли ниша для еще одного новостного канала? Я ободрил его. Пошел и попытался нанять для запуска канала Раша Лимбо. Правда, его уговорить не удалось, но мы заполучили [на эту работу] Роджера Эйлса». Мердок стал исполнять обязанности гендиректора Fox News, когда в прошлом году Эйлс был уволен после расследования по обвинению в сексуальном харассменте.

А Мэлоун, напротив, играет теперь менее заметную роль. Но у него другие интересы. Ему принадлежат 2,2 млн акров (почти 900 000 га) земли в Вайоминге, Колорадо, Нью-Мексико и некоторых регионах на северо-востоке США. Он крупнейший в стране латифундист, в его собственности земли даже больше, чем у его друга, основателя CNN Теда Тернера. Тем не менее отнюдь не угасло его стремление делать стратегические инвестиции, получая выгоду от перемен в отрасли, которую он же и помогал создавать. Ковбой еще не скачет к закатному солнцу, как это любят показывать в финальной сцене вестернов. 

rucompromat.com

Теги статьи: Liberty Media CorporationСШАБизнесМэлоун Джон
Версия для печати Послать другу

Важные новости

Миллиарды из черной дыры / 25.11.2020, 14:15
Миллиарды из черной дыры
Что общего у дочерей президента Азербайджана, председателя Совета по правам человека при президенте России Валерия Фадее… Читать полностью
СБУшник Верхогляд пришел на похороны авторитета Князя, чтобы в последний раз поблагодарить за «сотрудничество» / 13.10.2020, 16:55
СБУшник Верхогляд пришел на похороны авторитета Князя, чтобы в последний раз поблагодарить за «сотрудничество»
На днях в Германии от онкологического заболевания скончался Вадим Казарцев, известный в криминальных кругах Украины как … Читать полностью

Лента новостей


loading...
Загрузка...

loading...
Загрузка...
Загружаем курсы валют от minfin.com.ua

Наши опросы

В какой стране вы бы хотели жить?







Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте