Если не придут инвесторы, придет ИГИЛ. Что ждет Туркменистан?

09:20, 07.10.2019
Поделиться:
169   0
Если не придут инвесторы, придет ИГИЛ. Что ждет Туркменистан?
Если не придут инвесторы, придет ИГИЛ. Что ждет Туркменистан?

Роскошный курорт «Аваза» на побережье Каспийского моря обошелся Туркменистану в 2 миллиарда долларов. В августе 2019 года здесь собрались топовые чиновники стран региона на Первый Каспийский экономический форум.

Куратором и идейным вдохновителем форума стал МИД Туркменистана во главе с его несменяемым руководителем Рашидом Мередовым, которому президент Гурбангулы Бердымухамедов отдал на откуп эту тему. 

Почему иностранные лидеры воротят нос от прелестей Туркменистана?

«Гости и организаторы, выступившие на форуме, отметили позитивный характер туркменской макроэкономики, благоприятные условия для инвестирования, нацеленность руководства страны на высокие результаты хозяйственной деятельности, а также искренний интерес к любым нововведениям. […] Иностранные инвесторы сделали вывод, что сейчас – самое время вкладывать в Туркменистан», - рапортуют лояльные властям Туркменистана СМИ.

Впрочем, времена, когда Туркменистаном интересовались топовые мировые политики прошли. Европейские лидеры разочаровались в преемнике умершего в 2006 году Сапармурата Ниязова очень быстро. Подвела Бердымухамедова проблема политических узников. 

Источники в ближайшем окружении канцлера Германии Ангелы Меркель рассказывали, как Гурбангулы Бердымухамедов раздражается и меняет тему разговора, когда речь заходит о политических узниках в Туркмении. Часть из них сидит в тюрьмах еще со времен Туркменбаши. А попали они туда не без содействия тех, кто и сейчас у руля. 

К примеру правозащитники поднимали вопрос о судьбе бывших министров иностранных дел Туркмении Бориса Шихмурадов и Батыра Бердыева.

По мнению президента российского Центра развития демократии и прав человека Юрия Джибладзе, причина отказа туркменских властей в том, что «исчезновение людей – уголовно наказуемое деяние не только по международным законам, но и по законодательству Туркмении, за которое нужно отвечать». А многие, кто был у власти во время задержаний, до сих пор при портфелях. В том числе и восемнадцать лет возглавляющий МИД  Рашид Мередов, который перед народом требовал смертного приговора обвиняемым в покушении на Туркменбаши в 2002 году. Так что признание проблемы равносильно признанию как минимум в соучастии.

От мрачного наследия Ниязова Грубангулы Бердымухамедов не просто не сумел избавиться - он его приумножил. 

В августе 2019 года, накануне важного для имиджа и казны страны инвестфорума, правозащитные организации призвали Бердымухамедова доказать, что «исчезнувшие» в Туркменистане люди все еще живы. А за последние два десятилетия исчезли десятки заключенных, с момента ареста или суда которых не видели и не слышали.

Международная правозащитная кампания «Покажите их живыми!» в 2013 году начала отслеживать и документировать «широко распространенные и системные» исчезновения, которые начались в начале 2000-х годов, то есть еще при Ниязове.

Но список рос, достигнув 121 зарегистрированного случая к сентябрю 2018 года. Реальное число пропавших неизвестно никому, Туркменистан остается одной из самых закрытых стран мира.

Нам нужны новые инвесторы! А что со старыми?

Главы развитых западных стран могут позволить себе быть щепетильными и не раскрывать объятия диктаторам, подозреваемым в преступлениях против собственных граждан. Не идут на поводу у запятнавших себя лидеров и международные структуры, вроде Всемирного банка, которые уже который год не включает Туркменистан в свой ключевой для инвесторов всего мира рейтинг Doing Business – в связи с отсутствием достоверной информации об экономическом положении в стране. 

А вот инвесторы, частные компании, больше склонны рисковать и закрывать глаза на «особенности» страны, в которой они видят для себя заманчивые рыночные ниши. 

Но дальше, после объятий и рукопожатий главы МИД Рашида Мередова, а то и самого Гурбангулы Бердымухамедова, инвесторам приходилось работать по общим правилам – с откатами, просрочками оплат, угрозами, а то и прямыми запугиваниями. 

После 2015 года экономика вошла в самое серьезное за историю страны экономическое пике. Настолько серьезное, что проблемы с наполняемостью бюджета стали бить и по зарубежным компаниям, работавшим в Туркменистане. 

Масштабные проблемы у Ашхабада. Обладателя четвертых в мире запасов природного газа, начались в 2016 году. Тогда, прекратила закупки природного газа Россия, традиционный основной покупатель. Споры о наличии долга перед Ашхабадом и падение мировых цен – и «Газпром» предпочел расстаться со строптивым продавцом. 

«Газпром» стал не первым и не последним, с кем у правительства Туркменистана оказались финансовые споры. Страна последовательно отказывалась платить зарубежным подрядчикам и за завершенные контракты, и за только начатые. Основные долги у Туркменистана сформировались перед турецкими подрядчиками, ведь именно Турция долгие годы была основным рынком сбыта туркменского импорта, а также инвестировала 1,5 миллиарда долларов в туркменскую экономику в 2002-2016 годах, то есть и при Сапармурате Ниязове, и при Гурбангулы Бердымухамедове. 

Среди последних крупных пострадавших – строивший Гарлыкский ГОК белорусский «Белгорхимпром», немецкая Unionmatex, американская DRC International, российский МТС. Трое их них подали заявления в международные суды. 

Потерял Ашхабад и другого ключевого покупателя природного газа – Иран, на который попытался повесить миллиардный долг. При этом основной «газовой» надеждой Бердымухамедова остался Пекин. Китай бойко покупает туркменский газ, строит трубопроводы, инвестирует в освоение одного из крупнейших в мире месторождений Галкыныш. Причем газ китайцы в отсутствие иностранной конкуренции покупают по заниженным ценам

А деньги Ашхабаду очень нужны: и на погашение многомиллиардных долгов, и на мегапроекты, вроде курорта «Аваза», шикарного аэропорта Ашхабада за 2 млрд долларов, и на атрибуты культа личности правителя, Бердымухамедова, вроде установки ему 75-метрового конного памятника.

Инвесторы, прошедшие «школу» туркменского инвестора, убеждены, что ключевая проблема страны – повсеместно распространенная коррупция туркменских чиновников и сотрудников госкомпаний, причем от нее не спасает даже межгосударственная дружба – вроде тесных отношений президентов Туркменистана и Беларуси Гурбангулы Бердымухамедова и Александра Лукашенко. Основными бенефициарами считаются глава МИД Рашид Мередов. Следующим звеном становится главный по проекту. К примеру, для белорусских специалистов на строительстве Гарлыкского ГОКа   держателем «черной кассы» был Рустам Хамраев, в 2018 году отправленный Бердымухамедовым в отставку.

Инвесторы считают, что схема личного обогащения, кроме прямых откатов, которые вынужден давать инвестор, чтобы выполнить свои контрактные обязательства, включает «прокрутку» бюджетных денег. То есть выделяемые на проект деньги из бюджета страны перед тем как оказаться в кошельке подрядчика проходят через карманы чиновников на всех уровнях – их пытаются «прокрутить» в личных целях. А с учетом хронических проблем в экономике Туркменистана, ограничений на конвертацию валюты и множественности курсов, и вечной кадровой чехарды часть денег оказывалась безвозвратно потерянной. 

Еще один нюанс – многочисленные родственники самого Бердымухамедова, держащие в руках ключевые посты во многих отраслях. На них управы у инвестора и вовсе нет. В итоге инвестор оказывается у разбитого корыта: в долгах, проблемах и судебных исках. Потеряли одного, надо искать нового!

Нет инвесторов? Будет ИГИЛ

Эксперты по региону предупреждают – проблемы Туркменистана и его жителей, толпящихся в очередях за предметами первой необходимости, чреваты куда более масштабными проблемами для всего региона. С одной стороны, угрозу создает обнищание населения — это создает благодатную почву для радикализации населения. С другой — натянутые отношения Ашхабада со всеми странами региона. С 2005 года Туркменистан не входит не только в военный блок, ОДКБ, но и в СНГ. С третьей — неопределенность с будущим вождя, Гурбангулы Бердымухамедова, который летом 2009 года пропадал на пару недель. И хотя потом «Аркадаг» (покровитель, так его зовут сограждане и лояльные СМИ) вновь появился на экранах, версия о проблемах со здоровьем с повестки дня не снята, тем более властям не удается скрыть, что самолет первого лица регулярно летает в Германию. И это с высокой вероятностью, связано с проблемами со здоровьем. 

Все эти проблемы в последнее время имеют тенденцию к усугублению. В государственных магазинах растут очереди, они торгуют через черный ход, как во времена советского дефицита, цены на рынках не доступны большей части населения. В регионах и вовсе продают хлеб по паспорту, а в очередь за мукой записывают на месяц вперед. Одним из методов усиления контроля туркменских силовиков над жителями страны стало требование раз в несколько месяцев предоставлять данные о родных — в том числе умерших, пишет DW. Эксперты считают это симптомом грядущих перестановок в правительстве.  

Так что финансовый кризис усиливается, растет давление на туркменский манат — курс черного рынка уже в несколько раз выше официального, и традиционная практика борьбы с этим, аресты валютчиков, помогает слабо. 

А если казна пуста, то инвесторам не приходится рассчитывать на получение своих долгов. Их сумма, кстати, превосходит 10 млн долларов - только турецким компаниям Туркменистан должен 5-6 млрд долларов. В итоге, считают эксперты, если Гурбангулы Бердымухамедов не начнет последовательную борьбу с коррупцией и не наладит отношения с Россией, Ираном и Турцией страну ждет революция, которой могут воспользоваться радикальные исламисты из соседнего Афганистана. 

Уже сейчас, отмечают российские эксперты, на 800-километровой границе периодически происходят стычки и гибнут туркменские солдаты. А армия Туркменистана очевидно не готовы отражать нападения террористов.

«Туркменское общество очень долго считалось политически индифферентным. Светская оппозиция в республике давно уничтожена, поэтому оседлать недовольство могут только религиозные экстремисты», - пишет «Регнум», отмечая, что в стране периодически обнаруживают ячейки радикальных группировок (насколько это реальные инциденты - другой вопрос, предупреждают эксперты). Но наличие протяженной границы с проблемным Афганистаном — факт, как факт и наличие в стране серьезнейших внутренних проблем.

Так что Аркадаг сам загнал себя в тупик. И когда на горизонте появилась революция, Талибан и ИГИЛ, кажется, решил не усугублять проблем. По крайней мере, с премьер-министром России Дмитрием Медведевым в августе 2019 год он был весьма любезен и даже положил глаз на закупки у Москвы люксовых лимузинов Aurus. Видимо, придется Аркадагу и с остальными кредиторами и обиженными инвесторами договариваться. 

 Автор: Павел Никитин

Теги статьи: Гурбангулы БердымухамедовСапармурат НиязовБердыев БатырШихмурадов БорисИнвесторыТуркменистанМередов Рашид
Версия для печати Послать другу

Важные новости

Шодиев Патох Каюмович: главарю казахской мафии светит 10 лет колонии, он ударился в бега / 20.10.2019, 11:03
Шодиев Патох Каюмович: главарю казахской мафии светит 10 лет колонии, он ударился в бега
Сотрудники правоохранительных органов Франции предъявили миллиардеру из Казахстана Патоху Шодиеву, имеющему гражданство … Читать полностью
Экс-министр Игорь Юсуфов: спонсор убийцы Джако-кровавого / 27.09.2019, 15:22
Экс-министр Игорь Юсуфов: спонсор убийцы Джако-кровавого
Андрей Бурлаков был убит финансовыми воротилами России. Читать полностью

Лента новостей


loading...
Загрузка...

loading...
Загрузка...
Загружаем курсы валют от minfin.com.ua

Наши опросы

В какой стране вы бы хотели жить?







Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте