Оккупация она такая: «Что-то не то в российских паспортах крымчан – будто черная метка стоит»

14:46, 14.03.2017
Поделиться:
528   0
Оккупация она такая: «Что-то не то в российских паспортах крымчан – будто черная метка стоит»

Оккупация она такая: «Что-то не то в российских паспортах крымчан – будто черная метка стоит»

Как быть с крымчанами, которые «вернулись в родную гавань» и готовы принимать «хоть камни с неба»? Камни-то – ладно, но как прикажете «ватнику» пережить ту самую капельку, в которой отражается совершенно крамольный для активистов #крымнаша факт, что сама «гавань» – далеко не «родная»?

 Есть такое выражение – отражается, как в капле воды. То есть все многообразие какого-то явления внезапно фокусируется в одном коротком моменте, событии, факте. И умному, думающему человеку больше не нужно ничего объяснять – он в этой капле видит всю суть происходящего. Но как быть с крымчанами, которые «вернулись в родную гавань» и готовы принимать «хоть камни с неба»? Камни-то – ладно, но как прикажете «ватнику» пережить ту самую капельку, в которой отражается совершенно крамольный для активистов #крымнаша факт, что сама «гавань» – далеко не «родная»?

Известный крымский блогер опубликовал короткое документальное видео с совершенно незамысловатым сюжетом: жительница полуострова пытается получить потребительский кредит на покупку телефона в московских банках. Как выяснилось, далеко не все российские структуры считают крымчан полноценными российскими гражданами.

Коротко о потребительском кредите для тех, кто не сталкивался с подобным видом каннибализма. Это краткосрочный заем под такие людоедские проценты, что для того, чтобы заставить его взять (проще говоря, заманить жертву в практически незамаскированный волчий капкан), подобный кредит выдают по предъявлении одного лишь паспорта, не требуя больше никаких документов. «Только подпиши бумагу!» – заглядывают в глаза новоявленные ростовщики. «Сделай этот шаг – и твоя жизнь изменится!» – довольно двусмысленно призывают биллборды. «Возьми, ну возьми, пожалуйста!» – тянут клерки за рукав бывших двоечников, которые так и не усвоили в седьмом классе, что такое сложные проценты. Но все меньше потребителей готовы переплачивать в полтора-два раза за бытовую технику, которой китайские умельцы отмерили жизни как раз необходимые для выплаты кредита два года.

Так что, если у вас есть паспорт гражданина России и желание принести себя в сакральную жертву российскому банку – вы самый желанный клиент в московском магазине электроники. При одном условии – если паспорт выдан не в Крыму.

Что-то не то в российских паспортах крымчан – будто черная метка стоит

Что-то не то, судя по видео, в российских паспортах крымчан – будто черная метка в документе стоит. Причем на редкость солидарное поведение банковских служащих можно рассматривать только как реакцию медсестры на анализы пациента – она ведь лишь фиксирует падение гемоглобина крови или белок в моче. Ничего личного, работа такая. И когда пациент, заглядывая сестричке в глаза, с тоской спрашивает, а сколько ему осталось коптить белый свет, та невнятно мычит что-то в ответ, ссылается на главврача и пытается выскользнуть из палаты.

Бравые московские менеджеры демонстрируют примерно такую же реакцию – в ответ на прямой вопрос крымчанки «Так ведь Крым наш?» уже не зигуют в ответ, как пару лет назад, хором скандируя при этом «Наш! Наш! Наш!», а лишь прячут глаза и пожимают плечами.

Этот небольшой эпизод с покупкой телефона характеризует нынешнее состояние статуса Крыма и его жителей в российской иерархии куда точнее и жестче, чем все «мнения» российских официальных «экспертов» и разглагольствования вальяжных гостей ток-шоу на московских телеканалах. А как все замечательно начиналось!

Еще в апреле 2014 года экс-депутат Верховной Рады Автономной Республики Крым, а ныне российский сенатор Сергей Цеков сказал: «Понимая всю сложность адаптационного периода, тем не менее, надеемся, что она (адаптация – авт.) пройдет очень быстро».

Спустя три года после «присоединения» Крым для россиян стал намного менее «наш», чем был в начале «русской весны»

Получается, что спустя три года после «присоединения» Крым для россиян стал намного менее «наш», чем был в начале «русской весны». Рискну предположить, что он даже менее «наш», чем когда был украинским. Тогда любой россиянин мог совершенно спокойно приехать в Крым, отдохнуть, пожить, купить недвижимость, начать бизнес, оставаясь «своим» на территории материковой России. При этом подобные действия в довоенные времена остальным миром расценивались как респектабельное предпринимательство и, соответственно, любой крупный инвестор, вложивший средства в Крым, мог рассчитывать на европейские кредиты, а не на европейские санкции, как сегодня. Но поезд ушел. И сейчас любой новый бизнес-проект в Крыму – лишь мародерство и пособничество агрессору. Гаагский суд как раз в эти дни начинает заниматься юридическим обоснованием этой довольно неприглядной формулировки.

К слову, поезда теперь в Крым не ходят. И российские суда заходят все реже, про иностранные и речи нет. И вот уже кредиты – даже российские – получается, не идут. Что остается? Самолеты, паром да интернет. Ах, да, в перспективе еще мост! Но, сдается мне, что «серый» статус Крыма он не осветлит и не раскрасит.

Закончить свои размышления хочу цитатой из того же интервью Сергея Цекова трехлетней давности: «Крымчане… готовы со многим мириться… с учетом той радости, в которой они находятся еще сегодня».

Остается только спросить: «Ау, крымчане, а в чем мы находимся сейчас?»

cripo.com.ua

Теги статьи: Цеков СергейАннексия КрымаКрымРоссия
Версия для печати Послать другу

Важные новости

Лента новостей

26 сентября 2021 г.

loading...
Загрузка...

loading...
Загрузка...
Загружаем курсы валют от minfin.com.ua

Наши опросы

Кто из представителей новой власти является самым главным коррупционером?








Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте

В какой стране вы бы хотели жить?







Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте