Зачем РФПИ отправляет в Саудовскую Аравию из России сотни миллиардов рублей

23:13, 06.11.2017
Поделиться:
707   0
Зачем РФПИ отправляет в Саудовскую Аравию из России сотни миллиардов рублей

Зачем РФПИ отправляет в Саудовскую Аравию из России сотни миллиардов рублей

Октябрьский визит в Россию короля Саудовской Аравии Салмана ибн Абдул-Азиза привёл к сближению Москвы и Эр-Рияда не только в политике, но и в экономике.

Проявилось это, впрочем, весьма неожиданно: Российский фонд прямых инвестиций заявил об участии в создании «города будущего» в Саудовской Аравии.

Точный размер российских инвестиций в амбициозный проект не разглашается, но известно, что речь идёт о нескольких миллиардах долларов. Не собираемся ли мы ради сегодняшней дружбы с нефтяным королевством в буквальном смысле слова зарыть в песок эти деньги?

За последние две недели гендиректор Российского фонда прямых инвестиций (РФПИ) Кирилл Дмитриев побывал в Саудовской Аравии дважды. Сначала по приглашению наследного принца Мухаммеда бен Сальмана он принял участие в форуме «Инвестиционная инициатива будущего», а уже через несколько дней прилетел в Эр-Рияд вновь – на этот раз во главе делегации капитанов российского бизнеса. Цель всех этих встреч – побудить российские компании инвестировать в различные саудовские проекты, главный из которых – NEOM, «город будущего».

Здесь будет город-сад

Проект «фантастического города», курируемый тем же Мухаммедом бен Сальманом, является частью амбициозного плана саудовских властей «Видение 2030», согласно которому страна должна в будущем слезть с нефтяной иглы. Из-за падения цен на энергоносители дефицит бюджета королевства за несколько лет вырос до 15% ВВП. Выход саудиты видят в развитии разнообразных инновационных технологий, которые в перспективе должны сделать королевство лидером всего Ближнего Востока.

Для строительства нового города, который расположится на побережье Красного моря, власти уже выделили 25 тыс. квадратных километров – это в 25 раз больше площади Москвы в пределах МКАД. Мост через Красное море свяжет саудовское Сколково с Египтом, а огромный порт превратит новое поселение в главный транспортный хаб всего региона. Транспорт в мегаполисе предполагается использовать сплошь беспилотный, а добывать энергию – при помощи ветрогенераторов и солнечных батарей. Создание всего этого великолепия обойдётся в 500 млрд долларов. Часть финансирования предоставит суверенный фонд самой Саудовской Аравии (PIF), но основные надежды – на зарубежные инвестиции, одним из источников которых и должен стать РФПИ.

В связи с этими грандиозными планами за подданных Саудовской Аравии и их короля можно только порадоваться. Другой вопрос – зачем это нужно нам? Или в России всё настолько хорошо, что вкладывать деньги больше некуда?

Чем будем удивлять?

Роль РФПИ с его «несколькими миллиардами долларов» в реализации этих наполеоновских планов на первый взгляд невелика. По словам директора фонда Кирилла Дмитриева, «РФПИ намерен выступать в качестве соинвестора с другими международными фондами, а также привлекать к созданию города NEOM ведущие российские компании, способствуя тем самым их высокотехнологичной экспансии на перспективных рынках Саудовской Аравии и всего Ближнего Востока». Пока что планируется, что российские компании при поддержке фонда будут задействованы в таких областях, как солнечная энергетика, здравоохранение, образование, создание искусственного интеллекта, скоростного транспорта и портовой инфраструктуры. Однако ни одной такой компании г-н Дмитриев не назвал – что неудивительно. Несколько экспериментальных российских заводов, производящих солнечные батареи, вряд ли смогут внести весомый вклад в обеспечение города будущего электроэнергией. Российское здравоохранение пока что само является объектом для госинвестиций, а его уровень вряд ли устраивает самих россиян – что уж говорить о саудитах. Ни один российский вуз не входит даже в первую сотню мирового рейтинга – о каком экспорте образовательных технологий может идти речь? Что же касается высокоскоростного транспорта, то давайте вспомним, что единственным удачным российским проектом в этой сфере является запуск поездов «Сапсан», произведённых немецкой компанией «Сименс». Остаётся строительство порта – на это, видимо, и уйдут российские миллиарды, о которых говорил г-н Дмитриев.

В целом участие в таком международном проекте совместно с крупными западными инвестфондами выглядит более важным для самого РФПИ с точки зрения собственной репутации. Фонд ещё в 2014 году попал под американские и европейские санкции как дочерняя на тот момент структура государственного Внешэкономбанка. В этом году американские сенаторы принялись расследовать связи бывшего директора по коммуникациям в администрации Дональда Трампа Энтони Скарамуччи с директором РФПИ Кириллом Дмитриевым. Потому сотрудничество с саудитами открывает перед РФПИ перспективы совместных проектов с западными компаниями и инвестфондами.

Правда, эффективность инвестиций самого РФПИ вызывает вопросы. Так, в 2015 году фонд выделил неназванную сумму на строительство... железнодорожных переездов в Московской области. Причём соинвестором и исполнителем работ выступила итальянская компания Pizzarotti IE. А многочисленные проекты на Дальнем Востоке вроде моста через Амур реализуются в основном с помощью китайских инвесторов и в интересах китайского же бизнеса. Относительно прибыльным можно назвать лишь участие РФПИ в реформировании Московской биржи – непонятно, правда, какая польза простым россиянам от того, что биржевые игроки стали зарабатывать ещё больше? В последнее же время фонд сосредоточился на зарубежных проектах, например на высокоскоростной транспортной системе, все работы и испытания которой проводятся в Китае.

В чём интерес саудитов?

А вот у Эр-Рияда мотивы форсировать совместные проекты с Россией есть. Ранее в конфликте в Сирии королевство последовательно выступало на стороне противников действующего президента Башара Асада, однако успехи российских и сирийских военных постепенно убедили саудитов, что рассчитывать на свержение неугодного им президента не стоит, а потому с Москвой, как с важным участником урегулирования конфликта, придётся считаться. К тому же два главных соперника Саудовской Аравии в регионе – Иран и Катар – последнее время активно выстраивают свои отношения с Россией. Иранцы заинтересованы в поставках российских вооружений и новейших технологий в сфере атомной энергетики, а катарский инвестиционный фонд в прошлом году принял участие в приватизации части госпакета «Роснефти». В ходе визита короля Салмана ибн Абдул-Азиза саудовский фонд PIF подписал с РФПИ соглашение о создании двух инвестфондов – энергетического и технологического. Объём каждого составит 1 млрд долларов. Средства будут инвестироваться, в частности, в совместные проекты российских и саудовских нефтяных и газовых компаний. В условиях всё тех же санкций такой шаг открывает нашим компаниям доступ не только к зарубежному финансированию, но и к технологиям – одной из участниц создаваемого энергетического фонда стала национальная нефтяная компания Саудовской Аравии Saudi Aramco. Технологический фонд намерен инвестировать в инфраструктурные проекты – например, в строительство дублёра Кутузовского проспекта в Москве и скоростного трамвая в Санкт-Петербурге.

Противоречивый партнёр

Впрочем, о том, насколько все эти проекты воплотятся в жизнь, можно будет судить по судьбе одного из подписанных в ходе королевского визита контрактов. Речь идёт о поставке в Саудовскую Аравию российских вооружений, в частности зенитных ракетных комплексов С-400, а также противотанковых и огнемётных систем. Общая сумма оружейных контрактов превышает 3 млрд долларов. Ранее все переговоры о поставках российских вооружений в Саудовскую Аравию заканчивались фактически ничем – оружием королевскую армию традиционно обеспечивали американцы. В 2007–2009 годах Москва и Эр-Рияд вели переговоры о поставках российских танков и вертолётов различных модификаций, в 2015-м саудитов вроде бы заинтересовали противоракетные комплексы «Искандер». Но всякий раз стратегический партнёр в лице Вашингтона находил для саудовских военных убедительные аргументы против подписания контрактов с российскими оружейниками. Если на этот раз саудиты перейдут от вежливых слов к реальным закупкам наших вооружений, можно будет надеяться, что и остальные договорённости воплотятся в жизнь. Ну а российские инвестиции в «город будущего» станут на этом фоне эдакой ответной любезностью важному партнёру.

СПРАВКАРоссийский фонд прямых инвестиций в размере 10 млрд долларов США был создан правительством России в 2011 году для инвестиций в наиболее лидирующие компании наиболее быстрорастущих секторов отечественной экономики. Принцип софинансирования – «1 к 9», то есть средства фонда не должны превышать 10% от общего объёма инвестиций в каждый конкретный проект. В 2016 году фонд указом президента был выведен из структуры Внешэкономбанка и получил статус суверенного. На сайте фонда указано, что РФПИ привлёк в российскую экономику более 30 млрд долларов прямых инвестиций, приняв участие почти в сотне проектов. Однако об окупаемости сделанных инвестиций не сообщается.

versia.ru

Теги статьи: РоссияДмитриев КириллРоссийский фонд прямых инвестиций (РФПИ)Саудовская Аравия
Версия для печати Послать другу

Важные новости

Лента новостей


loading...
Загрузка...

loading...
Загрузка...
Загружаем курсы валют от minfin.com.ua

Наши опросы

Кто из представителей новой власти является самым главным коррупционером?








Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте

В какой стране вы бы хотели жить?







Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте