Виктор Кресс: путь от градозащитника до бесхребетного дилетанта

01:14, 01.12.2022
Поделиться:
1459   0
Виктор Кресс: путь от градозащитника до бесхребетного дилетанта

Виктор Кресс: путь от градозащитника до бесхребетного дилетанта

Бывший губернатор Томской области Виктор Кресс решил, что ему стало слишком скучно и выдал предложение сократить перечень памятников деревянного зодчества (список включает 701 здание):

«С тех пор как мы начинали работать над программой сохранения деревянного зодчества, прошло 25 лет. За это время почернел бы даже вновь построенный деревянный дом. Что говорить о домах, построенных 100 и больше лет назад. Поэтому первое, что нужно сделать, на мой взгляд, — реально пересмотреть тот перечень домов, который мы определили. После ревизии список может сократиться раза в два-три, так как части домов из списка уже нет, а часть не обладает ценностью в архитектурном плане».

Эти слова Кресса вызвали шквал негатива в социальных сетях. И совершенно оправданно.

История Кресса и его «архитектурной» деятельности

В далеком 2004 году, накануне празднования 400-летия Томска, мэрия города собралась очистить центр города от деревянных домов, возведя на их месте новые кирпичные многоэтажки.

Тогда на защиту зодчества встала университетская общественность, ведь Томск получил статус исторического города именно благодаря этим самым деревянным домам. В 2005 году призывы общественности дошли и до Виктора Кресса, занимавшего тогда пост губернатора Томской области. Тогда же специалистами МУ «Томск исторический» была разработана Программа сохранения деревянного зодчества города, а Виктор Кресс создал и возглавил координационный совет по сохранению деревянного зодчества, который начал реализацию программы.

По программе сохранения деревянного зодчества, курируемой лично Крессом, началось восстановление домов, был разработан проект зон охраны объектов культурного наследия, устанавливающих ограничения для нового строительства в историческом центре города по высоте и материалам. За год восстанавливалось по 10-15 домов.

Факты сноса в выделенных зонах рассматривались только в тех случаях, когда здание было совсем уж безнадежно. Благодаря данной программе мировое архитектурное сообщество высоко оценило опыт комплексного сохранения деревянного зодчества, возникли перспективы сотрудничества с зарубежными центрами.

Общественная радость длилась относительно недолго. В 2007 году в очередной раз наступил кризис, и Кресс заявил, что программой он больше заниматься не будет. Фактически деньги продолжали выделять, дома ремонтировались, но так хорошо за этим уже никто не следил. Регулярные заседания совета прекратились, да и вся системная работа тоже.

Но и тогда Кресс, несмотря на свой выход из программы, старался привлекать внимание и инвестиции в проект. В 2008 году, во время планирования бюджета на 2009 год, он заявил, что на восстановление памятников деревянного зодчества в 2009 году необходимо выделить как минимум 140 миллионов рублей.

«Обстановка очень сложная, но 70 миллионов рублей я любыми судьбами найду. Из городского бюджета должно быть добавлено столько же: 60 миллионов рублей уже есть плюс нужно еще 10 миллионов рублей», — Кресс активно выражал свое беспокойство за зодчество в Томске.

Помимо этого Кресс добивался того, чтобы те же 140 миллионов рублей были выделены инвесторами. В 2009 году было запланировано отремонтировать 14 домов в Томске, но власти города добивались дополнительного финансирования, благодаря которому можно было отреставрировать 25 памятников деревянной архитектуры за тот же год.

Программа сохранения деревянного зодчества могла бы смело приобрести статус цикличной: хорошо — плохо — хорошо — плохо. В 2011 году работа программы вновь ухудшилась. Тогда в Шегарском районе Томска практически разом сгорели семь домов. Спустя неделю после масштабного пожара состоялось заседание совета по сохранению деревянного зодчества, на котором эта трагедия (для архитектурного сообщества) должна была активно обсуждаться. Однако никто даже не затронул эту тему.

Тогда и начались разговоры по поводу сокращения списка исторических зданий, подлежащих охране.

«Насторожила тенденция к сокращению списка зданий, подлежащих охране. По программе их 700. Но в завершении встречи мэр Николай Николайчук заявил, что такое количество — это «заигрывание с общественностью», — говорил тогда один из членов совета Никита Кирсанов.

В 2014 году программа снова встала на путь подъема. Виктор Кресс стал «выбивать» финансирование сохранения деревянного зодчества уже на федеральном уровне. Тогда забота о зодчестве распространилась не только на Томск, но и на всю Россию.

Но вот, прошло четыре года, наступил 2018 год. А в вот финансирования реставрационных работ на деревянных домах не заложено на этот год. Тогда возобновилась ненавистная томичам точечная застройка в историческом центре.

И вот, на 2018 году «цикличность» программы остановилась. Дальше становилось все хуже и хуже.

Наши дни

Время прошло, Кресс покинул свой пост, пришел Сергей Жвачкин. В 2019 году Владимир Путин поручил Жвачкину обеспечить охрану объектов культурного наследия Томска. Но все мы знаем, как «хорошо» работал Жвачкин. Он даже и не следил практически за тем, как выполняются разработки проекта для сохранения исторических границ города.

В январе 2020 года власти Томской области обратились к федеральным властям с просьбой отложить утверждение границ исторического поселения в Томске из-за необходимости доработать ряд положений проекта. Уже феврале того же 2020-го нынешний экс-мэр Иван Кляйн подписал распоряжение о создании рабочей группы по доработке проекта, в которую вошли как чиновники, так и представители градозащитной общественности. Казалось, что вот-вот, еще немного и все начнется.

Сначала глава Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИК) Мария Бокова убеждала всех, что всё идёт хорошо и никаких разногласий по поводу определения границ исторического поселения практически не возникает.

Только вот правду скрыть у нее не получилось. Выяснилось, что протокол итогового заседания рабочей группы по доработке проекта границ исторического поселения содержит в себе совсем не то, к чему пришла рабочая группа во время дискуссий.

В итоге никто этот самый документ не подписал.

Еще раньше, в 2016 году у властей Томска встал вопрос о том, где начинается и где заканчивается исторический Томск. Несмотря на то, что статус исторического поселения Томск имеет еще с 2010 года, не было никакого документа, закрепляющего границы «истории».

Именно с 2016 года в Томске пытаются определить границы исторического поселения. Видимо, поручение Президента ещё ускорило разработку документа, ведь неизвестно, сколько бы времени занял весь процесс безбожно долгих обсуждений.

5 июля 2022 года был представлен шестой — последний — вариант данного документа. Как можно понять, предыдущие пять вариантов депутатов и общественность не устраивали «от и до». Скрипя зубами, 23 августа 2022 года проект документа наконец-то получил одобрение. Но на сегодняшний день, 30 ноября 2022 года, проект все еще не принят. Кто и чего ждет — не известно.

Роль Кресса в этом омуте

Как было сказано в начале, Виктор Кресс предложил попросту сократить границы в «два-три» раза. Это предложил человек, который в свое время активно пропагандировал защиту и сохранение «исторического» Томска. Резко его заволновал дефицит бюджета города. Видимо, Кресс забыл 2008 год, когда лично старался найти необходимую сумму на то, чтобы программа сохранения деревянного зодчества не умерла.

После предложения в ТГ-канале «TOMSKPOLIT» «пересмотреть не список-701, а нахождение Кресса в органах власти» и еще нескольких подобных высказываний уже в других социальных сетях, экс-губернатор резко поменял свое мнение и вернулся к прежней позиции: за сохранение и охрану.

Теги статьи: ТомскТомская областьПутин ВладимирЖвачкин СергейКресс Виктор
Автор статьи: Тарас Пивовар
Смотреть все новости автора
Версия для печати Послать другу

Лента новостей


loading...
Загрузка...

Наши опросы

В какой стране вы бы хотели жить?







Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте