Почему украинские власти не трогают активы российского олигарха Михаила Фридмана?

11:00, 27.04.2022
Поделиться:
811   0
Почему украинские власти не трогают активы российского олигарха Михаила Фридмана?

Почему украинские власти не трогают активы российского олигарха Михаила Фридмана?

Имя Михаила Фридмана после 24 февраля часто мелькает в заголовках. Он один из основных фигурантов санкционных списков нескольких юрисдикций – Евросоюза, Великобритании, Австралии, Канады, США, введенных против представителей российского бизнеса.

В то же время Фридман всячески пытается выразить недоумение по поводу введения против него персональных санкций и даже жалуется на жизнь, поскольку, дескать, вынужден жить в Лондоне на две с половиной тысячи фунтов в месяц и ему не хватает денег на уборщицу. Впрочем, судя по материалам прессы, не все так печально – неделю назад, например, Михаил Маратович был замечен в одном из самых дорогих ресторанов Лондона. Что, согласитесь, сильно смазывает впечатление от его жалоб на нищету и превращает его слова об уборке дома в паноптикум.

Однако не это самое интересное, хотя журналисты, размещая вышеупомянутые материалы, ориентировались в первую очередь на кликабельность заголовков. Но если вникнуть в тему и провести небольшое исследование, то возникают куда более интересные вопросы. 

Стоит отметить, что схема активов Фридмана сильно запутана, но известно, что он в той или иной мере причастен, в частности, к следующим компаниям: Альфа-Банк Россия, Альфа-Банк Беларусь, Альфа-Банк Казахстан, Альфа-банк Украина. Сеть супермаркетов в Беларуси (БелМаркет) сеть супермаркетов в России (Пятёрочка). Оператор мобильной связи в Украине (Киевстар) сотовый оператор в Турции (Turkcell) и Beeline (Россия). Производитель минеральной воды IDS Borjomi. Британская инвестиционная компания LetterOne. Амстердамский торговый банк (Amsterdam Trade Bank). Нидерландская группа телекоммуникационных компаний VEON.

Чтобы была понятна вся картина, сначала расскажем о причинах, которые и вызвали санкции против Фридмана. Оговоримся сразу – мы не даем оценку того, насколько они правильны и справедливы. Мы лишь приводим мотивацию тех стран, которые эти санкции ввели. 

Итак, Михаил Фридман был внесен в санкционные списки на основании следующего: «Михаил Фридман – один из ближайших олигархов Владимира Путина. Он – крупный акционер «Альфа-групп», в которую входит один из крупнейших российских банков – «Альфа-банк». Он – один из примерно 50-и богатых российских бизнесменов, регулярно встречающихся с Владимиром Путиным в Кремле. Он не действует независимо от требований президента. Старшая дочь Владимира Путина Мария руководила благотворительным проектом «Альфа-Эндо», который финансировался Альфа-банком».

В те же списки попал и ближайший партнер Фридмана – Петр Авен, которому, кроме прочего, вменяют еще и «дружбу с Владимиром Путиным, которая восходит к началу 1990-х годов. В бытность министром внешнеэкономических связей Авен помогал Владимиру Путину, тогдашнему заместителю мэра Санкт-Петербурга, с делом в связи с расследованием комиссии Салье. Он также известен как особо близкий друг главы «Роснефти» Игоря Сечина, ключевого союзника Путина». В эти же санкционные списки попал еще один партнер и друг Фридмана – Герман Хан, с приблизительно той же формулировкой. 

Таковы мотивы коллективного Запада относительно санкций против Фридмана.

Следующий момент, на который следует обратить внимание – Михаил Фридман 24 февраля срочно улетел из России в Лондон, где попытался дистанцироваться от происходящего в Украине и отмежеваться от Владимира Путина, отправив письмо сотрудникам своей инвестиционной компании LetterOne, в котором назвал эти события «трагедией». Письмо не было публичным, но о его содержании узнала газета Financial Times (как, интересно?). А LetterOne даже приняла решение перевести 150 миллионов долларов в качестве помощи «пострадавшим от войны».

Само собой, что это письмо никак не повлияло на санкции, более того, у Фридмана стали потихоньку отбирать его собственность. Так, в Нидерландах признали банкротом Амстердамский торговый банк (Amsterdam Trade Bank, ATB), который является дочерней компанией российского «Альфа-Банка». 

Кроме того, возникли у Фридмана проблемы и в Испании, где его обвиняют в коррупции и преднамеренном банкротстве мобильного оператора связи Zed World Wide (ZWW). Zed World Wide взяла кредиты на общую сумму в 140 миллионов евро, планируя расширение бизнеса. Основная часть займов была выдана банком, находившимся под непосредственным контролем Фридмана. После этого Фридман намеренно добился сокращения доходов компании, сделав все возможное для того чтобы Zed World Wide не смогла рассчитаться с долгами. Последним шагом Фридмана было предложение выкупить ZWW в 2016 году за 20 миллионов евро. 

В том же 2019 году судья Национального суда Испании начал расследование по ещё одному иску против Фридмана и компании LetterOne в связи с покупкой продуктового ритейлера Dia. В иске против Фридмана утверждается, что он намеренно добивался падения стоимости акций Dia, чтобы купить компанию по более низкой цене.

Таково краткое описание того, что происходит с активами Михаила Фридмана и его партнеров в Европе. Все ожидаемо и логично – санкции в действии, Фридмана, как и других представителей российского бизнеса, блокируют и лишают активов. Повторимся еще раз – мы не говорим о правильности или неправильности. Мы исследуем логику событий, исходя из того, как они развиваются.

Итак, с Европой все ясно. Но, кроме стран Евросоюза и Великобритании, у Михаила Фридмана есть бизнесы и в Украине. События в которой, собственно, и вызвали все вышеописанные санкции и действия. Основные активы Фридмана в Украине – «Альфа-банк Украина» и доля в мобильном операторе «Киевстар», которая принадлежит Михаилу Фридману через нидерландскую группу телекоммуникационных компаний VEON, 48% акций которой находятся во владении LetterOne. Кстати, этой же группе принадлежит и российская сеть Beeline. 

В предвосхищении санкционных списков Михаил Маратович попытался дистанцироваться от своей российской группы – Фридман и Авен вышли из состава директоров российского «Альфа-банка» и из наблюдательного совета «Альфа-банк Украина». Третьего марта партнеры вышли из LetterOne. Таким образом Фридман пытается создать впечатление, что он не имеет влияния на предприятия, входящие в «Альфа-Групп», и не контролирует телекоммуникационные компании трех стран – Турции, России и Украины. 

В LetterOne даже выпустили по этому поводу специальный пресс-релиз, в котором заявляли, что Авен и Фридман «не владеют даже 50% акций». «Я хочу подчеркнуть, что LetterOne не владеет контрольным пакетом акций VEON – ни с точки зрения управления, ни как понятие „контроль“, как оно толкуется в соответствии с действующим законодательством», – писал CEO VEON Каан Терзиоглу.

В свою очередь, дочерняя компания VEON в Украине – «Киевстар», как утверждает ее СЕО Александр Комаров, также «получила большую независимость в принятии решений».

Приблизительно такая же ситуация и с «Альфа-банком Украина». По крайней мере – формально. Там заявили, что «Альфа-банк согласовал с Национальным банком кандидатуру доверенного лица, которому будет полностью передано право голоса по долям подсанкционных акционеров. Им станет болгарский экономист Симеон Дянков». И добавили, что «Дянкову будет передано право голоса по акциям акционеров, чья репутация признана небезупречной». 

Речь идет, в первую очередь, о пакетах акций, принадлежащих Михаилу Фридману (32,86 %), Герману Хану (20,97 %), Алексею Кузьмичеву (16,32 %), Петру Авену (12,40 %) и Андрею Косогову (3,67%). Все они находятся в санкционных списках. Фридман – гражданин России и Израиля; Хан – гражданин России и Израиля; Авен имеет гражданство России и Латвии, Кузьмичев и Косогов – граждане России.

И вот теперь, как говорил известный ведущий, внимание – вопрос. Почему же украинские власти не национализировали российские активы, к тому же принадлежащие людям из ближайшего окружения Владимира Путина? Вдобавок «Киевстар» является ключевым звеном в обеспечении информационной безопасности страны. Официальный Киев по этому поводу упорно молчит. Так же молчит и Михаил Фридман.

Вместо них ситуацию пытаются объяснить эксперты, мнение которых мы приводим ниже. 

Что касается «Киевстар», то, по словам топ-менеджера одной из телекоммуникационных компаний, причиной может быть то, что «большая доля акций (43%) в VEON, а значит и в «Киевстаре», принадлежат частным западным компаниям и фондам, таким как крупнейший инвестиционный фонд Италии «Эксор», американский фонд Providence, Canadian Pension Fund». Также озвучивается мысль о том, что «государство является неэффективным менеджером» и потому не желает брать на себя эти функции.

Что касается «Альфа-банка», то тут имеется разъяснение Национального банка Украины, который по этому поводу заявил следующее: «Альфа-банк Украина является системно важным банком, который работает на территории Украины исключительно в пределах украинского законодательства». Также в НБУ добавили, что «банк имеет значительную часть на рынке депозитов украинцев. Объем средств, привлеченных банком от домохозяйств, составляет около 48 млрд. грн., предприятий - 24 млрд. грн».

Это объяснение, на первый взгляд логичное, сразу теряет свою весомость, если вспомнить историю с национализацией «Приватбанка», который был не просто куда крупнее «Альфа-банка Украина», а вообще сумел стать системным банком, обслуживающим практически всю бюджетную систему страны и более 90% бизнеса Украины. Однако все эти факторы не помешали Киеву забрать «Приват» у опального олигарха Игоря Коломойского. Так что объяснение НБУ отнюдь не проясняет ситуацию. Кстати, вспомните судьбу «Сбербанка России», который в Украине прикрыли еще года три назад.

Относительно «Киевстара» нет даже такого не очень убедительного разъяснения – государство просто молчит. Мнения экспертов не могут приниматься в расчет, потому что в данном случае позицию должно заявлять государство. А ее нет. 

Что касается более мелких активов Фридмана, а они у него в Украине исчисляются десятками, то и здесь Киев хранит такое же упорное молчание. И вообще делает вид, что ничего не знает.

Особенно странно это выглядит на фоне конфискаций активов других представителей российского бизнеса, которые сейчас в самом разгаре. Но Фридмана не трогают и вообще делают вид, что не знают, кто это такой. Там, где молчать не удается, выдвигают странные объяснения, которые на самом деле ничего не объясняют, а вызывают недоумение.

Почему же не трогают активы Фридмана, среди которых, напомним, один из трех национальных операторов связи Украины – «Киевстар» и «Альфа-банк Украина», входящий в топ-10 финансовых учреждений страны? К тому же на украинскую власть почему-то в этом вопросе совершенно не оказывает давления Запад, активно вмешивающийся в случаях других россиян. 

Может, все предельно просто – Михаил Фридман действует по принципу «ласкового теленка, который сосет двух маток»? В России – он «друг Путина». А в Украине – «борец с режимом Путина», перечисляющий сотни миллионов долларов «помощи»? Кстати, касаемо перечисленных фондом Фридмана LetterOne 150 миллионов долларов – они же вроде как должны быть заблокированы, поскольку находятся под санкциями? Но Фридман их почему-то спокойно перечисляет, куда ему хочется. Странные санкции, вы не находите?

У нас нет ответов на эти вопросы. Но вопросы эти лежат на поверхности. Будет ли на них ответ и спросят ли у Михаила Фридмана о причинах такого странного либерализма по отношению к нему со стороны украинских властей? 

Теги статьи: Косогов АндрейАвен ПетрКузьмичев АлексейХан ГерманКиевстарПятерочкаБелМаркетВеликобританияСанкцииОлигархиАльфа-банкФридман Михаил
Автор статьи: Тарас Пивовар
Смотреть все новости автора
Версия для печати Послать другу

Лента новостей

26 июня 2022 г.

loading...
Загрузка...
Загружаем курсы валют от minfin.com.ua

Наши опросы

В какой стране вы бы хотели жить?







Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте