Долго, громко, без результата: как Андрей Белоусов металлургов «расхлобучивал»

16:24, 25.09.2021
Поделиться:
216   0
Долго, громко, без результата: как Андрей Белоусов металлургов «расхлобучивал»

Долго, громко, без результата: как Андрей Белоусов металлургов «расхлобучивал»

Первый вице-премьер четыре года раскачивал тему сверхдоходов горнорудных компаний. Происходило это так, что идея повысить НДПИ для металлургов и химиков каждый раз пробуксовывала.

В сентябре Минфин вышел с конкретными формулами, а Белоусов рекомендовал сырьевикам «проработать свои предложения», которые, к слову, не заставили себя ждать. Миллиардеры сами предложили повысить налог на прибыль, а потом сделали вид, что для них это смерти подобно. Почему?

Всё грустно в экономике. Хотя нет, не во всей! Есть отрасли, которые живут в кардинально иных условиях. Они приносят гигантские деньги собственникам предприятий и государствам. Например, ИТ-компании, вытаскивающие из пропасти целые страны. Угольщики теперь не в фаворе, но жируют металлурги и производители удобрений. Для них наступила новая эпоха, дающая длительное время сверхприбыли. И кому, как не им, помогать правительству, которое кормит бюджетников и спасает моногорода. Тех, кто оказался на коне, и просят пополнить бюджеты. Так происходит везде.

Решение обилетить производителей металлов и удобрений в России принято не сегодня, назначен был от государства исполнитель, но реализация идеи буксовала. Появлялись предложения по схемам, способным снизить выплаты, на которые уже рассчитывает бюджет. Кто этот могучий лоббист, прокоастинация и ловкость которого позволила собственникам советских заводов и месторождений выкачивать деньги на офшорки? Только в прошлом году цифры могут измеряться десятками, а то и сотнями миллиардов рублей!

Обещанного три года ждут?

Читайте также: «Россетями» едины

В 2018 году Андрей Белоусов, тогда ещё помощник президента, назвал источник дополнительных поступлений в бюджет. Идею вряд ли стоит считать оригинальной, ведь решение назрело давно: металлурги и производители удобрений получают доходы, сопоставимые с доходами нефтегазового сектора. При этом доля валовых налогов (НДПИ и таможенных пошлин) в выручке горнорудных компаний – одна из самых низких по отраслям. Согласно расчетам компании Vygon Consulting, этот показатель находится на уровне 8%, в то время как в нефтегазе он варьируется от 40 до 60%.

Есть в этой истории два других важных момента. Первый: углеводороды у нас добывают в основном компании с государственным участием, в то время как металлами и удобрениями занимаются предприятия с офшорными собственниками. Например, Владимир Лисин владеет почти 80% «Новолипецкого металлургического комбината» через кипрскую Fletcher Group Holdings Ltd., а богатейшему человеку России Алексею Мордашову, также не без участия иностранных компаний, принадлежит 77% акций «Северстали».

Второй момент: цены на металлы растут как на международном, так и на внутреннем рынке, что позволяет компаниям платить рекордные дивиденды, направляя на них едва ли не 100% свободного денежного потока. Только в прошлом году металлурги заплатили дивидендов на сумму около 860 млрд рублей.

Потому уже не первый год решение тут выглядит очевидным – балансировка налоговой нагрузки для сырьевых секторов. Но почему этого по-прежнему не происходит? Да, прошлой осенью для металлургов и химиков ввели повышенный рентный коэффициент по налогу на добычу полезных ископаемых (НДПИ). При этом миллиардеры требовали вывести из-под новых правил «новые проекты», а Белоусов соглашался. Кавычки нужны здесь потому, что едва ли не все инвестпроекты металлургических холдингов реализуются на старых площадках – предприятиях, построенных ещё до войны или в первые послевоенные пятилетки. Каков самый заметный итог прошлогоднего «диалога власти и бизнеса»?

Затянуть по-максимуму

Летом 2021 года всё тот же Андрей Белоусов сказал, что производители металлов «нахлобучили» государство на 100 млрд рублей. Предприятия с офшорными собственниками увеличили доходы в разы, в том числе за счёт роста цен на внутреннем рынке. Тогда же первый вице-премьер снова заявил, что компании должны вернуть эти деньги в бюджет в виде налога. Он отметил, что лучше повысить НДПИ, чем вводить экспортную пошлину. Но реализован был именно второй вариант.

Пошлины на экспорт металлов были введены в качестве временной меры – якобы для более детальной проработки решения о повышении НДПИ. И вот в середине сентября обрывочная информация о переговорах по налогу стала просачиваться в СМИ. Что же мы узнали?

Сначала металлурги и производители удобрений побывали на совещании у министра финансов Антона Силуанова. По информации источника ТАСС, Минфин предложил повысить ставку до 6%, не использовать рентный коэффициент и рассчитывать НДПИ исходя не из затрат компаний, а биржевых котировок руды или концентрата.

Насколько можно понять, после того совещания Минфин выступил с более мягким вариантом регулирования. Формула также варьировалась в зависимости от вида сырья, но в каждом случае предполагала, с одной стороны, привязку к биржевой цене и объему добычи, а с другой – минимальную фиксированную сумму к уплате в бюджет с единицы добытого материала. Для черной металлургии планка была определена в размере 180 руб. за тонну добытой руды и 1000 руб. – за тонну жидкой стали. Для угля – не менее 144 руб. за тонну, для цветной металлургии – 730 руб. за тонну. В каждом случае ведомство предусмотрело коэффициент содержания полезного сырья в тонне добытого материала (часть руды, как правило, относится к так называемой пустой породе, она не идет в дальнейшее производство).

Но и этот вариант не устроил промышленников, которые в субботу, 18 сентября, отправились на встречу с первым вице-премьером Андреем Белоусовым. Информации оттуда просочилось немного. Но известно, что зампред правительства рекомендовал крупнейшим налогоплательщикам максимально детально проработать свои предложения по учету различных нюансов будущих режимов. Проще говоря – миллиардерам предложили самостоятельно придумать, сколько налогов они готовы платить в бюджет. Вот так «регулирование»!

Правило, состоящие из исключений

Как мы уже отметили, предложения олигархов не заставили себя долго ждать. В четверг, 23 сентября, их представила возглавляемая Алексеем Мордашовым ассоциация «Русская сталь». В письме, которое она направила в Минфин говорится следующее. Ставку НДПИ на железную руду было предложено снизить до 2,96% от котировок в Китае (а в предложении Минфина она равна 5,5%). В случае падения китайских котировок ниже $60 ставку предлагалось приравнять к 91 руб. Ставку акциза на жидкую сталь, по мнению металлургов, следовало установить на уровне 2,5% вместо предлагаемых Минфином 3% от экспортной цены слябов в российских портах, если она выше $300 за тонну.

Кроме того, «Русская сталь» в письме отметила, что металлургическая отрасль не успевает доработать ИT-системы для администрирования акциза на сталь, поэтому предложила сделать первым налоговым периодом первый квартал 2022 года со сроком подачи отчетности и уплаты налога 25 апреля, а уже потом перейти на помесячные выплаты. Что это было, если не попытка снова затянуть время в надежде достигнуть неких подковёрных договоренностей по повышению НДПИ?

К слову, в отношении планов Минфина по введению ретроспективного налога на прибыль в 25-30% для компаний с высокими дивидендами предприниматели выступили резко против. Дескать, это может подорвать не только будущие, но и действующие инвестиционные программы, рассчитанные на другие налоговые условия. И вот здесь, похоже, мы можем найти ключ к пониманию происходящего.

Тем более, что судя по сообщениям СМИ, ранее именно владельцы крупнейших металлургических предприятий предложили повысить налог на прибыль вместо НДПИ – якобы для стимулирования инвестиций.

Многоходовка с известным финалом?

Ситуация выглядит так, что сырьевые олигархи всеми силами пытались минимизировать повышение НДПИ, «продавая» правительству идею повышения налога на прибыль в духе кролика из известной сказки: «только не бросай меня в терновый куст». При всём при этом мы понимаем, что прибыль и дивиденды – вещи необязательные. Собственники предприятий имеют десятки способов вывести деньги, хотя бы через те же инвестпроекты и аффилированных подрядчиков. Понимаем и то, что сама идея снижения налоговой нагрузки в обмен на инвестиции для старых предприятий – глубоко порочна. Речь ведь идёт не о создании нового бизнеса с нуля, а об увеличении капитализации давно работающих компаний, что выгодно их акционерам.

Владельцы российских сырьевых компаний отчаянно сопротивлялись идее повышения налога на добычу полезных ископаемых, и эти усилия выглядели особенно ярко на фоне общемировой тенденции увеличения налогов для горнодобывающей отрасли. Взять хотя бы усилия властей США, Перу и Чили. Ярко – ещё и потому, что отечественные рудокопы являются мировыми лидерами по пятилетней средней дивидендной доходности. У них этот показатель примерно в два раза выше, чем у глобальных игроков: 7–10% против 3–5%).

На фоне этого нельзя не отдавать себе отчёт в том, что Россия пока остаётся сырьевой страной и ей больше неоткуда взять достаточные ресурсы для дальнейшего развития. Вопреки расхожему убеждению, никакой ИТ-сектор в одиночку не сможет обеспечить «прорыв», требующий значительных инвестиций государства в инфраструктуру. Пока ситуация выглядит так, что миллиардеры из списка «Форбс» пытались в очередной раз «нахлобучить» российский бюджет.

Времена меняются. Когда-то хорошо зарабатывали шахтёры, а теперь многие добытчики угля просят дотации. Когда-то компьютеры разрабатывали в государственных КБ, а сейчас эта отрасль приносит инвесторам гигантские деньги. Так вот и металлурги, и производители удобрений сейчас оказались в новых условиях. Кардинально новых! И самое время направить удачно сложившийся конъюнктурный поток денег в казну для рачительного распределения. Того, что уже выплатили и вывели за границу с лихвой хватит Лисину, Потанину, Мордашову, Рашникову и прочим, чтобы вложить в развитие производства.

Леонид Крутаков, доцент департамента политологии Финансового университета при правительства России:

– Даже по отчётам того же Минфина за последние 10 лет без учёта ударного прошлого года операционный поток металлургов составил 13 трлн рублей, из них только 5 трлн ушли на инвестиции, остальное фактически ушло на дивиденды. Конечно, с этими деньгами лучше в белых штанах и в Рио-де-Жанейро жить, чем в России. Я просто представляю какие ресурсы задействованы чтобы не допустить принятия решения по изъятию этих сверхдоходов. Противодействие идёт колоссальное!

Предложение по НДПИ, оно укладывается в логику обложения налогом основной рентной отрасли России – нефтяной, углеводородной. Почему у металлургов другая система учёта, непонятно. И в том, и в другом случае, речь идёт о природной ренте, то есть о деньгах, которые нашей стране подарил Господь Бог в силу её географического положения и геофизических особенностей.

Один из аргументов металлургов: мол пострадают их инвестиционные программы. Никак, кроме шантажа, это назвать нельзя. У меня такой вопрос: почему должны страдать инвестиционные программы? Если из того соотношения, которое привёл Минфин, 8 трлн рублей ушло за рубеж, почему должны ваши инвестиционные программы страдать вместо дивидендов? Почему нельзя часть дивидендов вернуть?

Кроме того, мы часто видели, что инвестиционные программы не вели ни к росту объёмов производства (т.е. налогооблагаемой базы), ни к росту производительности труда. Они приводили к увеличению того самого оттока за рубеж, потому что офшорные заказы, офшорные компании… Как это работает понятно.

Теги статьи: НДПИБелоусов АндрейЛисин ВладимирМордашов Алексей
Версия для печати Послать другу

Важные новости

Лента новостей


loading...
Загрузка...

loading...
Загрузка...
Загружаем курсы валют от minfin.com.ua

Наши опросы

Кто из представителей новой власти является самым главным коррупционером?








Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте

В какой стране вы бы хотели жить?







Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте