Дело, обрез, девочка — провокация по-саратовски

19:28, 23.07.2021
Поделиться:
344   0
Дело, обрез, девочка — провокация по-саратовски

Дело, обрез, девочка — провокация по-саратовски

Как школьники стали фигурантами дела о массовом убийстве.

Двум саратовским подросткам, Игорю Шустову и его другу Жене, грозит до десяти лет лишения свободы за «покушение на массовое убийство группой лиц». ФСБ считает, что ребята готовили вооруженное нападение на школу №14, в которой сами учились. Мать одного из подозреваемых и адвокат школьников уверены, что подростки признали вину под пытками, а основной свидетель по делу — провокатор спецслужб. Корреспондент «Волга. МБХ медиа» побывал в доме Игоря и пообщался с ним. В нашем материале — подробная история этого дела и борьбы, которую мать подростка ведет с системой.

«Почему-то решил, что это бандиты»

24 февраля прошлого года 15-летний школьник Игорь Шустов решил познакомить свою подругу с одноклассником Женей. Место, предложенное для встречи с 17-летней Лизой, было неожиданным – заброшенное бомбоубежище на территории бывшего Саратовского авиазавода. Впрочем, Игорь с Лизой уже бывали там. Встречу подростков неожиданно прервала толпа мужчин в масках – они с криками ворвались в помещение. Женя попытался убежать, Игорь замер от страха и спрашивал, что происходит, а Лиза спокойно отошла к стене и молча наблюдала за происходящим.

Парней повалили на землю и несколько раз ударили в живот. Позже Игорь расскажет матери: «Я почему-то решил, что это бандиты, думал, они хотят нас убить. Никогда в жизни не было так страшно, вспоминал о тебе… Предлагал им свой новый телефон, лишь бы только оставили нас в живых».

Телефон подростка действительно интересовал ворвавшихся – его у восьмиклассника изымут позже. Когда парней выволокли из бомбоубежища, а Лизу мужчины в гражданском вежливо проводили до машины, Игорь понял, что это были силовики.

Два дня спустя саратовское управление ФСБ отчиталось о предотвращении нападения на школу, запланированного на май 2020 года. Тогда же Следственный комитет завел уголовное дело о подготовке подростков к массовому убийству. По мнению силовиков, Игорь и Женя планировали напасть на школу №14 в центре Саратова, в которой учились. Фрагменты оперативного видео, снятого у заброшенного бомбоубежища, увидела вся Россия – о задержании школьников сообщили федеральные каналы.

Силовики показали обрез старой советской двухстволки ИжБ-47 – именно ее, по версии следствия, школьники планировали использовать при нападении. В эфире появились и кадры предварительного опроса школьников. На вопрос о планируемом количестве жертв задержанный Женя ответил равнодушно: «Мне все равно, Игорь рассчитывал примерно на 40 человек».

Лизы не оказалось ни на видео оперативной съемки, ни в официальных сообщениях силовиков. Впервые о «девочке, которая ходила с задержанными в бомбоубежище», рассказал в начале марта общественник Николай Скворцов, тогда Игоря и Женю в СИЗО посетила целая делегация из Общественной палаты города. Это упоминание о «спутнице» обвиняемых подростков почти год оставалось единственным в открытых источниках.

«Я со своей страной, я буду в армии!»

Игорь живет в старом частном доме в центре Саратова. Он – средний из пяти детей в семье. Свою небольшую комнату парень украсил российским триколором, красным баннером в честь Дня Победы и вырезанным из дерева макетом советской винтовки. На столе – затертые, перечитанные от корки до корки книги – энциклопедии об оружии и истории Второй мировой, приключенческие боевики о буднях российского спецназа и фантастика – книги из вселенной «Сталкера» и «Метро-2033».

«Игорь с детства хотел стать военным. Они с Женькой хотели сразу после девятого класса поступать в колледж, затем по призыву идти в армию и сразу уходить на контракт. Он буквально бредил армией, любимая одежда – берцы и бушлат, всегда любил фильмы о военных. Так и говорил нам: «Я со своей страной, я буду в армии!», — говорит мама Игоря Наталья Ким.

Большую часть детства Игорь провел в Красноармейске Саратовской области. Мальчик рос убежденным патриотом – учился в казачьем классе, участвовал в параде 9 мая, был активным волонтером.

Семья переехала в Саратов после смерти подруги Игоря – подросток тяжело переживал трагедию. Одновременно его отчиму, мужу Натальи, предложили работу прорабом в областном центре. Едва Игорю исполнилось 14, он устроился к нему на стройку разнорабочим. Парень не отказывался от любой работы – не хотел, чтобы другие решили, будто он уклоняется, пользуясь положением отчима. Как объяснила мама Игоря, в семье все дети начинают работать рано. Зарплату школьник отдавал родителям, а иногда покупал что-то из техники или мебели – и для себя, и для братьев и сестер.

«Наш Игорь – абсолютно домашний пацан. Как и все у нас, в принципе. Он всего два раза не сказал мне или мужу о том, куда идет, и оба этих случая стали решающими в его задержании», — рассказывает Наталья.

Домашнее задание

Осенью 2019 года Шустов, как и все его одноклассники, получил задание подготовить познавательную презентацию по любой понравившейся теме. Игорь выбрал тему безопасности детей во время нападения на школы.

Причиной такого выбора, как объясняет сам подросток, стали слухи, ходившие по саратовским соцсетям в том октябре – якобы брат убийцы Михаила Туватина (приговорен к пожизненному заключению за убийство и сексуальное насилие над 9-летней девочкой.  —  «МБХ медиа») требовал от властей отпустить его, угрожая в противном случае устроить вооруженные нападения на несколько городских школ.

«Игоря очень напугали эти слухи, несколько дней он действительно боялся посещать занятия. Потом стал интересоваться, как детям удавалось спастись во время нападений», — вспоминает Наталья.

Мама помогала школьнику выполнить задание. Вместе они смотрели фильмы о событиях 1999 года в школе «Колумбайн» и эстонский фильм «Класс» на похожую тему. Игорь постарался рассказать в своей работе об истории «скулшутингов», о способах их предотвращения и безопасности во время атаки, если ее не удалось избежать.

Наталья вспоминает, что несколько раз просила Игоря ни в коем случае не «светить» тему доклада во «ВКонтакте».

«Вся Россия же знает, что это «эфэсбэшная» соцсеть… Да и за новостями мы с мужем следили – читали и про «Новое величие», и про «Дело Сети». То есть, знали, что в стране происходит, насколько легко любой человек может заинтересовать спецслужбы, но, видимо, не понимали до конца, пока нас самих головой не макнули», — грустно улыбается Наталья.

Доклад Шустова пришелся на декабрь. Как позже расскажет на допросе учитель Валерия Привалова, тема презентации сначала удивила ее, но в итоге педагог оценила работу мальчика.

«Я поняла, что ничего страшного в этой теме нет, так как его презентация касалась истории этого явления и способов защиты детей от него. Поэтому о данной теме я никому не докладывала», – сообщит педагог. Игорь получил за презентацию «отлично».

«Лиза Аувинен»

Во время подготовки доклада Игорь с фейковой страницы вступил в закрытое сообщество во «ВКонтакте», посвященное вооруженным атакам на школы. Группа оказалась бесполезной в подготовке доклада – вскоре Игорь вышел из нее, а фейковую страницу забросил.

Но вскоре на его основную страницу во френд-лист добавился пользователь с ником «Лиза Аувинен» (фамилия — очевидная отсылка к событиям 2007 года в финской школе Йокела, где 18-летний Пекка-Эрик Аувинен расстрелял восемь человек из спортивного пистолета и покончил с собой.  —  «МБХ медиа»). Девушка, представившаяся Шустову 17-летней студенткой саратовского медколледжа, стала активно навязываться в друзья.

Лиза мало говорила о себе, зато много расспрашивала Игоря – о друзьях, отношениях с одноклассниками, про его интерес к военной тематике… 25 декабря парень впервые встретился с новой знакомой на Театральной площади, в самом центре Саратова. 

На одной из следующих встреч – всего их было восемь — Лиза рассказала Игорю о парне, который ее обидел, и спросила школьника — может ли тот достать оружие, чтобы защитить ее? Игорь, не желая сплоховать перед подругой, начал хвастаться: якобы он знает, что на «Сенном» (саратовский рынок) свободно продаются «пушки», надо только знать кодовое слово и конкретного продавца.

Как объяснил Игорь, «Аувинен» очаровала его своим интересом к оружейной и армейской тематике — раньше его увлечения не находили понимания у сверстниц. Между ними завязались романтические отношения. Парень воспринимал Лизу как свою девушку, это заметно и по материалам уголовного дела. Например, в переписке школьник не раз упоминал, что соскучился и хочет увидеться, а при встрече старался быть внимательным и заботливым.

«Когда на заседании суда заслушали запись этого разговора, даже судья не смог сдержать улыбку, а мы со следаком «ржали в голос» – настолько нелепо и по-мальчишески он корчил из себя знатока!», – вспоминает мать Игоря.

На первую же встречу с Игорем «Аувинен» пришла со включенным диктофоном и скрытыми видеокамерами. Кроме того, прогулки пары снимал сотрудник ФСБ. Именно благодаря этому в 20 томов уголовного дела вошло содержание шести встреч пары (еще две, по словам матери Игоря Натальи, спецслужба скрыла). Вместе с ними в Следственный комитет на следующий день после задержания школьников попали и распечатки всех телефонных разговоров и бесед Игоря и Лизы в сети.

«ФСБ утаила от следствия материалы по двум встречам. На одной из них Лиза рассказывает, что получила пневматический пистолет от знакомого – в записях, переданных в Следком, она говорит, что пистолет принадлежит ей. Вторая – свидание 25 января, тогда девушка позвала Игоря пострелять из этого «пневмата» на пустырь за торговым центром «Оранжевый». Это заводской район – очень далеко от нашего дома, мы там и не бывали. Игорь соврал мне тогда, сказал, что едет в гости к Жене, а тот правда живет с дедушкой в этом районе», — рассказала Наталья.

Как сообщил матери Игорь, на той встрече подруга предложила ему зайти в то самое бомбоубежище, построенное еще в годы «холодной войны» для работников авиазавода. Лиза предложила поискать банки для мишеней – мальчишка нашел ящик с армейскими маркировками. В нем лежали старые книги, из которых виднелись две трубки.

«Совсем как в «Сталкере», я за них потянул – а там обрез старой двухстволки», — рассказывал матери Игорь.

«На это и был расчет, они же знали, что ты играешь в него», — объяснила Наталья.

Из материалов следствия известно, что 24 февраля, в день задержания парней, с ФСБ заключила договор о сотрудничестве 19-летняя девушка, получившая псевдоним Елизавета Семенова. Она сообщила силовикам, что Игорь и Женя готовят массовое убийство в школе, а их цель — «оказание воздействия на принятие ряда решений органами государственной власти».

«Одновременно, это ясно, если сопоставить материалы дела, прямо из «Серого дома» (так саратовцы зовут особняк на улице Дзержинского, где располагается УФСБ. — «МБХ медиа»), «Аувинен» снова позвала Игоря в бомбоубежище, причем настоятельно просила взять с собой Женю», — рассказала мама Шустова.

Из переписок, приложенных к материалам дела, видно, что Игорь сомневается – тогда Лиза впервые более чем за три месяца знакомства говорит, что соскучилась по Шустову и хочет его увидеть. Чтобы окончательно убедить мальчика приехать вместе с другом к бункеру в Заводском, девушка обещает сделать Игорю подарок.

По словам Натальи Ким, запись с камер, которые находились на «Аувинен», в материалах следствия обрываются буквально на словах ее сына «Женька, хорош. Давай, клади на место и уходим». Игорь все-таки показал и без каких-либо сомнений дал в руки лучшему другу найденное оружие.

«После этого в помещение вбегают силовики. А в нашей жизни начинается настоящий ад», — рассказывает Наталья. 

В день задержания «Лиза Аувинен» в последний раз зашла на страничку во «ВКонтакте», с которой общалась с Игорем. После 24 февраля 2020 года эта страница неактивна.

 «Мало изъяли, по шапке получим!»

Визит ФСБ оказался полной неожиданностью и для мамы Игоря – она возвращалась с прогулки с собакой, когда увидела у дома минивэн. Из машины вышло 11 мужчин в гражданском – один из них, не представляясь, подошел к Наталье и попросил разрешения пройти в дом для обыска. Как рассказала женщина, силовика в госте выдавала только кобура с пистолетом, которую едва закрывала куртка.

В ответ на вопросы перепуганной Натальи, мужчина нехотя потряс ордером – Ким вынуждена была впустить незнакомцев. Силовики так и не стали объяснять, по какой причине проводится обыск. Женщина начала беспокоиться – не случилось ли что-то с Игорем?

Женщина попыталась украдкой позвонить сыну, но сотрудники запретили обоим родителям пользоваться мобильными телефонами.

«Вообще, несмотря на невероятный страх, я заметила, что обыск эти люди проводят так, будто не очень знают, что и как делать. Все время кому-то звонили, уточняли, что забирать, как описывать, как опечатывать? Будто студенты диплом писали», — вспоминает Наталья.

Как рассказала Ким, сотрудники и сами остались недовольны результатами четырехчасового обыска. Самой неожиданной находкой силовиков оказалось игрушечное оружие, выпиленное из фанеры Игорем для младшего брата.

«Че, уходим уже?! Мало изъяли, по шапке получим!», – ругался один из сотрудников.

После обыска супругов увезли в УФСБ. В брошенной квартире остался трехлетний Леша – младший сын пары. Его разделили с семьей еще в начале обыска. В здании управления Наталью разделили и с мужем, женщину привели к перемазанному в грязи Игорю.

«Фэбосы начали давить – мне запретили смотреть на сына и устроили часовую показательную «репетицию» его допроса, готовились все это записать для релиза. И я сижу, реву, а в голове лишь две мысли – чем Игорь мог заинтересовать ФСБ и как там младший… Лешка не ел ничего с самого утра, сидел голодный, один, в темноте», – вспоминает женщина.

Наталья считает, что Женю с его дедушкой допрашивали в соседнем кабинете. В ФСБ задержанных и их родственников продержали до полуночи, а после Игоря с мамой и Женю с дедом ждал ночной допрос в Следственном комитете. Заспанный Игорь, измученный многочасовыми допросами, стал путаться в показаниях. По словам Натальи, сотрудники ФСБ несколько раз за ночь выводили ее сына «проветриться и все вспомнить» в туалет. Старания чекистов не прошли даром: к утру они все-таки смогли записать видео, на котором подростки спокойно сознаются.

Следы побоев

Уже утром суд избрал парням меру пресечения и отправил обоих в СИЗО. На медосмотре при поступлении в изолятор на теле Игоря зафиксировали следы побоев. Спустя несколько месяцев прокуратура возбудит отдельное производство по заявлению Натальи Ким о применении силы к Шустову во время задержания. Вскоре оно оказалось закрыто: мама Игоря якобы не предоставила доказательств избиения, когда подавала заявление в прокуратуру.

Как рассказал «Волга. МБХ медиа» адвокат «Агоры» Александр Федулов, представляющий интересы задержанных школьников, юридически документы с медосмотра действительно дают основания для возбуждения в отношении силовиков уголовного дела о превышении полномочий.

«Но вспомним другие свидетельства пыток со стороны ФСБ, например, пензенское дело «Сети» – там у задержанных вообще были следы электрометок от шокера. Никому не было дела, чисто физически никто в нынешней ситуации не станет возбуждать уголовное дело в отношении сотрудников. Сами эфэсбэшники открыто говорят о том, что ногами открывают двери к судьям и дают им распоряжения. Действительно, побои были зафиксированы, парень провел с силовиками почти весь день 24 февраля и только те могли их нанести, но иллюзий тут питать не стоит», – объяснил Федулов.

«Задавала направление беседе»

В СИЗО оба подростка отказались от своих показаний, данных на ночном допросе на камеру, поскольку они были даны не в присутствии адвокатов. В начале марта Игоря и Женю в СИЗО посетила делегация общественников во главе с детским омбудсменом Татьяной Загородней. 12 марта, после апелляции, поданной родными школьников, парням изменили меру пресечения – Жене назначили ограничение определенных действий, Игоря поместили под домашний арест. В октябре прошлого года с подсудимых сняли все ограничения.

Эксперты Приволжского регионального центра судэкспертизы Минюста по запросу Натальи Ким прослушали записи разговоров между Лизой «Аувинен» и Игорем. Они пришли к выводу, что девушка строила диалог так, что сама задавала направление беседе и побуждала Шустова говорить на нужные ей темы.

«Экспертиза считает, что в отношении подростка применяли психологические методы, провоцирующие у него интерес к теме оружия и нападений на школы», – рассказал Федулов. Адвокат добавил, что просил у следствия рассекретить сведения о «свидетеле» «Аувинен» для дальнейшей передачи дела в ЕСПЧ, но получил отказ.

«Такое решение ничем не мотивировали. Стандартная история для всех «эфэсбэшных» дел – прокурор в частных разговорах прямо говорит, что это неправильно, но никак повлиять на решения не может», – пояснил Федулов.

«Я дошла до того, что чуть было под машину не шагнула»

Александр Федулов, адвокат участников громкого дела «Сети», бесплатно защищает Игоря и Женю. Ранее семья Ким пользовалась услугами саратовского адвоката – за 12 месяцев работы он получил 600 тысяч рублей. Большую часть из этих денег Наталья и ее супруг взяли в кредит, так что в конце злополучного 2020 года в их дверь стали стучаться и коллекторы.

«Мы продали часть техники, машину, даже собаку большую – нашего сенбернара пришлось отдать, мы не могли себе позволить столько тратить на еду для него. Сейчас, по сути, живем на зарплату старших детей, весь заработок мужа идет на погашение долгов и оплату юриста», – рассказывает женщина.

Сама Наталья после обысков в своем доме фактически потеряла заработок, она работала мастером по маникюру.

«Потеряла клиентов, некоторые друзья тоже прекратили общение. Не знаю точно, почему… Думаю, люди боятся. Перед Новым годом, вот честно, я дошла до того, что чуть было под машину не шагнула. Спас муж – выдернул нас в зимние праздники, просто повез с Игорем и двумя младшими в Великий Устюг… Я немного перезагрузилась, решила, что пора что-то делать», — рассказывает Наталья.

После поездки она создала инстаграм-аккаунт, в котором рассказывала об истории Игоря и просила подписчиков дать истории огласку. Вскоре ее заметили саратовские журналисты и предложили искать помощи у правозащитников.

«Весь прошлый год мы молчали – нас реально запугали. Нас тогда искали и журналисты, и правозащитники, но они это делали через школу или аппарат Загородней. Там говорили, что у нас все хорошо и мы не нуждаемся в помощи. Конечно, это совсем не так. Знали бы мы тогда про «Агору», это нам сэкономило бы и деньги, и время, и нервы», — уверена Наталья Ким.

«Мальчишки сядут, все решено»

По совету юриста, Наталья на время приостановила активность в соцсетях после трагедии в казанской гимназии №175.

«Как только все это произошло, меня в директе завалили вопросами о моем отношении к этому теракту. Были и те, кто травил. Но какое тут может быть отношение?! Пока ФСБ ловит таких, как Женя и Игорь, пытается повесить на них надуманные обвинения – Галявиевы или Росляковы приходят с оружием и убивают. Психов поймать нельзя, а государство требует раскрываемости. И «звездочки» условный старший лейтенант очень хочет получить. Проблема же не в играх, не в оружии, не в музыке… Просто система работает извращенно уже на всех уровнях», — говорит Наталья.

В конце мая по делу Игоря и Жени начались судебные заседания по существу, на них дает показания и исчезнувшая из сети в день задержания мальчиков Елизавета Семенова. Правда, все еще как засекреченный свидетель и с измененным до неузнаваемости голосом.

«Дедушка Жени перед каждым заседанием боится, что внука с Игорем прямо из зала суда отправят на зону. Я пытаюсь как-то поддержать, перевести это в шутку… Но я и сама понимаю, мальчишки сядут, все решено», — говорит Наталья дрожащим голосом.

«Бывает, тяжело идти по городу, видеть, как сверстники Игоря живут нормальной подростковой жизнью. У пацанов просто отобрали жизнь… Я все еще задаю себе вопросы, почему это произошло именно с нами, не знаю, приму ли это до конца. Но я не сдамся».

У Игоря после пребывания в СИЗО появились проблемы со здоровьем – его часто беспокоят головная и загрудинная боль, у него немеют руки и нарушается координация. Парень часто чувствует слабость, иногда теряет сознание. Как рассказала Наталья Ким, судья не обращала внимания на обмороки ее сына на заседаниях. Сейчас, когда судья ушла в отпуск и все заседания отложены до 26 августа, подросток пройдет медобследование в Саратовской областной больнице.

Теги статьи: Массовое убийствоСаратовФСБШкольникиШустов Игорь
Версия для печати Послать другу

Важные новости

Лента новостей


loading...
Загрузка...

loading...
Загрузка...
Загружаем курсы валют от minfin.com.ua

Наши опросы

В какой стране вы бы хотели жить?







Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте