«Рейдеры в законе»: как киевский застройщик, прикрывшись Минюстом, отобрал у семьи законно купленную квартиру

14:51, 07.08.2017
Поделиться:
2226   0
«Рейдеры в законе»: как киевский застройщик, прикрывшись Минюстом, отобрал у семьи законно купленную квартиру

«Рейдеры в законе»: как киевский застройщик, прикрывшись Минюстом, отобрал у семьи законно купленную квартиру

Хозяйка квартиры, Виктория Григорьева уже два года в судах пытается отстоять свое право на купленную в 2014 году квартиру. Женщина, вместе с мужем и больным сыном вынуждена жить в старом общежитии.

В интервью «Народной Правде» Виктория рассказала, как пытается вернуть свое жилье, поскольку из-за «знаменитого» теперь уже экс-заместителя министра юстиции Павла Мороза, (по его умыслу или недосмотру и халатности — это уже должны решить компетентные органы), семья потеряла деньги и не получила заветной квартиры

«Улыбались, смеялись как сумасшедшие, радуясь, что у нас будет свое жилье!»

— Я не киевлянка, приехала в столицу и поступила в институт, здесь вышла замуж. Мой муж — научный сотрудник, ему предоставили общежитие, где мы живем с 2004 года. Там у нас родился ребенок. В 2013 году мы продали мою квартиру в Ровно и думали, что будем дальше собирать на жилье в Киеве. Тогда, если помните, курс доллара «скакнул» и стал стоить вместо восьми гривен — тринадцать. Стоимость квартир уменьшилась. У нас появилась возможность купить квартиру в Киеве, добавив совсем немного, плюс нам помогли родители. Для нас это была большая мечта — выехать наконец-то из общежития, купить квартиру…

Где выбрали квартиру?

— Выбирали мы достаточно долго. Нашли застройщика — «Кришталеві джерела», у них была построена первая очередь. А мы инвестировали во вторую очередь. Этот многоквартирный дом находится в Голосеевском районе, возле Феофании. Земля под застройку была дана от Академии наук, а поскольку муж работает в Академии, мы доверились, посчитали, что все нормально. Квартира однокомнатная, это не хоромы, не пентхаус, но для людей, проживших больше десяти лет в общежитии, это было какой-то сказкой. Когда мы инвестировали, дом уже был почти закончен — завершали какие-то строительные работы по крыше. В общем, готовность процентов на восемьдесят. Мы зашли с мужем в нашу будущую квартиру, посмотрели вид из окна, улыбались, смеялись как сумасшедшие. У нас будет свое жилье! С этого момента представляли и мечтали, как там будем жить, куда и что поставим. Каждый раз выходя на кухню в общежитие, я представляла, как скоро окажусь на своей кухне, где больше никто не ходит со своими кастрюлями и хозяйка — только я. Это мечта жизни. Я хотела, чтобы мой ребенок не жил в общаге. К тому же, у малыша обнаружили аллергическое заболевание, и ему вредно находится в таких помещениях, как общежитие, где ремонты делаются раз в 15 лет…

Условия, договор никаких сомнений не вызвали?

— Закон о финансировании строительства предусматривал достаточно хорошую, как нам тогда казалось, защиту для инвесторов, то есть, для нас. В случае недостроя, мы могли рассчитывать на защиту наших прав. Гарантом выступал фонд управляющей компании. Это была якобы несвязанная с застройщиком компания, которая действует в наших интересах. Это потом мы узнали, что и управляющая компания, и застройщик, и обслуживающая компания — в принципе, одна цепочка. А тогда мы думали, что все нормально.

Вы полностью оплатили квартиру?

— В мае 2014-го мы полностью рассчитались за свою однокомнатную квартиру, площадью 44 квадратных метра. На тот момент по курсу НБУ сумма составила 35 тысяч долларов. У нас было три транзакции. Сначала внесли десять тысяч гривен, чтобы забронировать за собой квартиру. А в мае 14-го года был стопроцентный расчет. Чуть позже появились сомнения в правильности выбора. Главный пункт, который настораживал в договоре — после того, как дом будет сдан в эксплуатацию, и в случае, если инвестор, то есть мы, не явиться за актом передачи и приемки, то застройщик имеет право открепить эту квартиру и продать ее другому инвестору. Ну я подумала, что может меня заставить не принять квартиру? Ничего.

«Плати за все, а делать ремонт в своей квартире можешь только с разрешения ЖЭКа»

— Так в чем оказалась проблема?

— В сентябре застройщик начал передавать квартиры. Нам звонили, говорили приходите, получайте ключи. Мы пришли, нам дали кучу документов на подпись, один из них — договор с ЖЭКом. Когда я его увидела — у меня был шок. Там написано, что мы обязаны возмещать затраты на обслуживание тротуара, платить за то, что машина стояла во дворе, что если мы будем делать ремонт, то должны спрашивать разрешение у ЖЭКа, предоставлять им сертификаты компании, которая делает ремонт и только после разрешения ЖЭКа мы могли что-то менять в своей квартире… И таких пунктов там множество. То есть, по сути — плати за все, а делать ремонт в своей квартире ты можешь, только с разрешения ЖЭКа. Мы обратились в Минрегионбуд (Министерство регионального развития, строительства и жилищно-коммунального хозяйства, — «Народная Правда»), написали заявление. Там нам дали ответ, что навязываемый нам договор является не законным. Так же Минрегионбуд проявил инициативу и отправил свое заявление в Антимонопольный комитет. Антимонопольщики нам ответили, что обслуживающая компания не предоставила им документы и они не могут рассмотреть наше обращение. Странная ситуация, да? То есть, влиять на компанию и заставить ее выполнять законодательство, Антимонопольный комитет оказался не в силе, просто потому что компания не предоставила им документы…

— А как с остальными инвесторами? У них такие же проблемы?

— Как раз в это время я узнаю, что первая очередь застройщиков живет без всяких документов! Они не имеют право собственности на свои квартиры и их могут в любой момент выкинуть оттуда. Эти люди организовывали встречу с представителями застройщика и управляющей компании. Собралось тридцать человек из этой первой очереди. Пришел юрист застройщика и юрист управляющей компании, который должен был защищать наши права. Я задаю резонный вопрос, если я завтра приезжаю подписывать акт приема-передачи, вы дадите мне копию? Как я могу подтвердить, что приняла квартиру? Он говорит только фактически, никаких документов вы не получите. А в конце встречи вообще заявили, что если они захотят забрать квартиру, то заберут ее даже с актами…

— То есть, Вам в открытую сказали, что заберут квартиру?

— Да. Я поняла, что попала в беду. На следующий день после этой истории, я собираю группу поддержки, свидетелей, иду подписывать акт приема передачи. Выходит к нам юрист подрядчика и говорит, что примет у меня этот акт. Я подписываю при свидетелях. Я подписала, показала людям, все снимали на видео. Написала сопроводительное письмо, юрист поставил входящие номера. Это было 13 ноября 2015 года. А позже одному из наших инвесторов приходит конверт. Открыл конверт — а там два пустых конверта! Никаких документов. Поэтому, когда 18 ноября я получила такой же конверт, я вскрыла его при свидетелях. Я тогда уже стучалась во все инстанции, во все двери. У меня был назначен прием в КГГА у начальника департамента по жилищным вопросам. Именно в КГГА, при видеосъемке я открыла конверт.

— И что там было?

— Две пустые бумажки. И больше ничего. А через пару дней мне приходит такое же письмо — я вскрываю при свидетелях. 30 человек свидетелей. Точно такие же пустые бумажки. У меня видеозаписи вскрытия обоих конвертов. Пишу письмо застройщику, управляющей компании — спрашиваю где акты. Они не приходят за письмом на почту. А потом уже в суде они утверждают, что этими письмами с пустыми бумажками они вызывали меня подписать акты приема передачи, который я подписала при свидетелях еще 13 ноября!  А в декабре, я прихожу в офис компании, который возле дома, где я купила квартиру, чтобы оформить документы, а меня не пускает охранник.

— Вызвали бы полицию…

— Мы поехали по юридическому адресу застройщика, а оказывается там инкубатор, куча зарегистрированных компаний. Охранник говорит, что людей из моей компании-застройщика никогда не видел и не знает. Мы вызываем полицию, едем в участок составляем акт о мошенничестве. Через суд открыли уголовное дело. Потом едем по адресу управляющей компании, люди в офисе заметив нас закрывают двери и выключают свет. Мы снова вызываем полицию. Полиция долго стучит и потом добивается того, что забарикадировавшиеся люди выходят. Они заявляют, что совсем не из управляющей компании. А эта компания только арендует у них комнату. Едем опять в управление и пишем еще одно заявление о мошенничестве…

— Что было дальше?

Потом мы едем к офису «Кришталевих джерел», возле дома, в котором купили квартиру. Нас снова не пускает охранник. Вызываем полицию, полицейских пускают, а когда они выходят, говорят, что мою квартиру по документам открепили и продали. Я в шоке. Подаю иск в суд, сразу пишу, чтобы судья рассмотрела запрет регистрации право собственности на эту квартиру. Судья ставит этот запрет.

«Министр хватался за голову, обещал лично разобраться«

— Начали судиться?

— Да. А потом, в декабре 2016, смотрю реестр, а оказывается, на мою квартиру уже оформлено право собственности! Ничего не могу понять, ведь на нее стоит судебный запрет. Я иду к государственному регистратору, и узнаю, что оказывается запрет был снят! Некий государственный регистратор в Винницкой области его снял. Это вообще парадокс. Каким образом Винницкий госрегистратор может действовать в Киеве — загадка. Это не его территория. Кроме того, он не вносит в реестр документы, на основании какого документа он снял запрет. Он должен был внести в реестр скан этого документа. В течении одного дня застройщик оформляет право собственности на одного человека и сразу же перепродают мою квартиру третьим людям через ипотечный кредит.

— Не пробовали отменить это право собственности?

— Я бегу в Комиссию по рассмотрению жалоб в сфере государственной регистрации при Минюсте которая, как мне сказали, решает эти вопросы очень быстро. Она просто убирает незаконное право собственности и возвращает запрет. В Минюсте пишу заявление. Жду ответ. Проходит месяц — приходит бумажка, что мы мол, ждите, рассматриваем. А через 59 дней приходит бумажка, что мое заявление отправлено в Территориальное управление юстиции в Винницу. Подписано письмо Павлом Морозом, тогда замминистром Министерств­а юстиции. А из Винницы мне приходит ответ, что, мол, ваше заявление написано с нарушением и мы его не будем рассматривать. С какими нарушениями — конкретно не указали. При этом Павел Мороз, заместитель министра рассматривал 59 дней мое заявление и никаких нарушений не заметил…

— То есть, вы считаете, что Минюст просто тянул время?

— В этом я усматриваю коррупционную схему, в которой участвовал Минюст. Кстати, потом было открытое заседание комиссии Минюста. Там было показательное дело, когда под камеры журналистов отменяют незаконные решения госрегистраторов. Я тут же подхожу к министру, пока все журналисты на месте, говорю, а вот же мой случай, помогите разобраться. Министр хватается за голову, обещает лично разобраться и говорит тому же Павлу Морозу сделать пресс-конференцию через неделю и доложить общественности. Мне дают его мобильный телефон, говорят, что он со всем разберется, чтобы мы держали связь. С февраля месяца этот телефон не вышел в зону связи… Он постоянно вне зоны доступа.

Вторая сторона

«Народная Правда» позвонила в «Кришталеві джерела», чтобы узнать точку зрения застройщика. Наш устный запрос приняли и пообещали перезвонить, и рассказать свое виденье проблемы. Но звонка мы так и не дождались.

По букве закона

Эдуард Багиров, председатель правления «Международной Лиги защиты граждан Украины»

— Госрегистратор не имел право вносить какие-либо изменения в реестр, особенно, если есть исковые заявления, а тем более запрет суда. Мой совет этой потерпевшей — обратиться с заявлением о преступлении в прокуратуру Винницкой области для получения правовой оценки действий этого регистратора.

Что касается, того, что в заявлении потерпевшей стороны были допущены нарушения, как ответили потерпевшей в Минюсте, то действительно есть определенные нормативными актами формы обращения. Но если существует заинтересованность в законном решении вопроса, то обычно сотрудники этой Комиссии Минюста звонят заявителю и сообщают о них. А если существует заинтересованность в какой-то из сторон спора, то сотрудники канцелярии Комиссии могут умолчать и ждать, когда пройдет 60 дней, а потом сообщают, что заявитель сделал ошибку в форме заявления.

Есть ли уголовное производство?

По данным СМИ относительно бывшего Главы Комиссии по рассмотрению жалоб в сфере государственной регистрации при Минюсте Павла Мороза, открыто уголовное производство.

Павел Мороз

«Народная Правда» обратилась в ГПУ с просьбой подтвердить или опровергнуть эту информацию, но в надзорном ведомстве ответили, что ничего не скажут — тайна следствия.

narodna-pravda.ua

Теги статьи: РейдерствозастройщикМинюстКиевквартираГригорьева ВикторияБагиров ЭдуардГенпрокуратураМороз Павел
Автор статьи: Павел Немченко
Смотреть все новости автора
Версия для печати Послать другу

Лента новостей


loading...
Загрузка...

Наши опросы

В какой стране вы бы хотели жить?







Показать результаты опроса
Показать все опросы на сайте